Первый президент монгольской нации, доктора технических наук, академика Пунсалмаагийн Очирбат

МОНГОЛЬСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Моя душа возрадуется, если наша Земля станет единой, как одна семья, и на ней воцарится мир, спокойствие и благополучие. Повсюду много незаконных ханов, которые своевольничают, мучают народы, постоянно раздувая войны, при этом смерть человека стала обычным явлением. Поэтому я намерен усмирить их и установить на Земле всеобщий мир и спокойствие.

(Из 108 учения Великого Чингисхана)

Ты всегда должен находиться возле меня и записывать мои слова. Я намерен создать Свод законов под названием «Единая власть». Продолжатели моего дела должны создать из этого свода законов сокровенную могущественную книгу. Кто будет следовать без малейшего отклонения законам Чингисхана и после 500, 1000 и 10000лет, того будет опекать и поддерживать «Вечное голубое небо». Если эти законы не будут выполняться, то наше государство распадется. Тогда Чингисхана не станет, сколько его не зови и не проси.

Из учений Чингисхана (Цитата из Указа Чингисхана, изданного сразу после того, как его возвели Великим ханом всех монголов)

  • Нужно знать, что пришел звездный час.
  • Возникновение демократических сил изменило общество.
  • Было разрешено участвовать в Первом съезде Монгольского демократического союза (МДС).
  • Беседа и переговоры 5 мая 1990 года стали первой крупной победой демократии.
  • В определенный период истории Монголия была зависимой от двух могучих держав — России и Китая, но никогда не была их автономией.
  • Вершиной работ, организуемых и руководимых мной, является Конституция Монголии.
  • Неправителъственная организация — это сущностъ гражданского, демократического общества.
  • Три великих деяния, четыре великих чести, шесть великих преданий, семь великих ленешек и девять великих даров хана.

Эту часть своей книги я хотел бы посвятить своим раздумьям о традициях государственности Монголии и о новом политическом устройстве. Нельзя не упомянуть при этом о религии и о реабилитации репрессированных, что стало возможным только благодаря деятельности нового правительства Монтолии. В этом есть и частичка моего труда и стараний. Возрождение — это тема, которую здесь нельзя оставить без внимания.

Считается, что духом возрождения пронизано все монгольское государство и концепции его политики. Американская демократия имеет более чем 200-летнюю историю. Проявления демократии в истории государственности Монголии являются более древними.

В 1960 году социалистическое государство провозгласило строительство гуманного, демократического общества. Подтверждением этого является узаконивание тогдашним государством многих прав человека — права избирать, быть избранным, право на труд и образование и др. Тогда возникает вопрос, чем отличается демократия того периода от сегодняшней демократии. Обо всем этом я расскажу в своей книге. Ниже мы будем говорить о традициях монгольского государства, их развитии и о государстве новой эпохи.

Всем известно, что судьба страны зависит от мудрости и политики, проводимой государством. Будет ли она процветать или придет в упадок, зависит от того, как руководить страной.

Человечество в своей истории повидало много разных государственных устройств, но их смена не влияла на развитие цивилизации. Ярким подтверждением этого является существование кочевой цивилизации на протяжении нескольких тысячелетий. За это время много раз менялись государственные устройства и формы администрации. С точки зрения общественного строя и при рабовладельческом, и при феодальном, и при крепостном, и капиталистическом, и социалистическом строях преобладали режимы, когда другим классам насаждались интересы одного класса с помощью насильственного государственного механизма.

В истории Монголии, которая имеет более чем 2000-летнюю традицию государственности, существовали три основные государственные устройства:

  • Монархия, которая начала свой отсчет с государства гуннов (203 г. до нашей эры), продолжилась империей Чингисхана и государством Маньчжурии, и завершилась государством Богд хана.
  • Социалистическое государство, просуществовавшее более 60 лет с 1924 по 1990 гг. в виде республики.
  • Всенародное демократическое государство, установленное Законом о внесении поправок в Конституцию страны, утвержденным в мае 1990 г., и Конституцией Монголии, действующей с 12 февраля 1992 г. Это государственное устройство является парламентской республиканской властью при наличии сравнительно сильного президента, который в рамках определенных полномочий может влиять на парламент и правительство.

Как говорится в летописях, все мелкие монгольские улусы были объединены могущественным Тэмужином. В 1206 году в верховьях реки Онон состоялось собрание монгольских ноёнов (феодалов), на котором было создано Единое монгольское государство, и Тэмужина провозгласили Великим ханом, присвоив ему титул «Чингис хан». На этом собрании впервые были торжественно водружены 9 белых флагов, сделанных из волос конского хвоста — символов единого монгольского государства. Таким образом, завершилась борьба за объединение государства, которая началась в III веке до нашей эры и длилась около 1400 лет. Такова истории рождения Чингисхана.

Возникает вопрос, откуда возникло звание «хан» — придумали ли его монголы, или оно существовало раньше. Это слово упоминалось в народных легендах, которые являются по сути реальными и правдивыми историями, переданными в художественной форме.

Обратимся к легенде:

В мире под названием Замбадэв с горой Сумбэр и с океаном Сунн (река Сумд) зародились особенные существа, которые кормились разными продуктами — растениями, фруктами, корнеплодами и зернами. Сначала они собирали их по мере своих потребностей, но затем начали откладывать про запас. С этого времени установился уклад, при котором эти существа разделяли между собой участки и поля, где росли растения, используемые ими в пищу. Одновременно с этим появились такие нехорошие деяния, как кражи, обманы и грабежи. Тогда эти существа начали избирать самого достойного и правдивого своим верховным властелином, которому дано было право поощрять тех, кто вел праведную жизнь и наказывать тех, кто провинился. Они решили давать своему властелину 1/6 часть собранного урожая. Этого властелина прозвали Махасамади или «Всеми признанный хан».

Доктор Ч. Жугдэр дал следующее обобщение: «Единое государство, которое было создано на прежних традидиях древних государств, прежде всего являлось империей, которая объединяла родственные племена и аймаки». Тэмужин, провозглашенный Великим ханом всех монголов, объединил 81 монгольское племя и аймак. Таким образом, во время правления Тэмужина на территории Монголии было создано централизованное государство, объединившее все монгольские племена.

В трудах доктора Ч. Жугдэра говорится, что Тэмужин до своего восхождения на трон преодолел множество препятствий и преград. В чем заключалась мощь государства Чингисхана? В наличии всенародно исполняемого Свода законов, его демократичности и сплоченности. Следовательно, это государство смогло показать свою мощь, ведя многочисленные завоевательные войны. Ученые и исследователи всего мира дают разную оценку Чингисхану. Но, по-моему, слова самого Чингисхана являются самым точным и правдивым документом, который дает возможность понять то, каким человеком он являлся. Исходя из этого, я выбрал цитату из его учений в качестве эпиграфа к этой главе. В своей речи, посвященной 830-летию Чингисхана, я отметил его исторический подвиг и значение его государственной политики. Эта речь далее будет представлена в моей книге.

Впоследствии монгольское государство распалось, была утрачена преемственность власти, и суверенитету страны неоднократно угрожала опасность. События 1691, 1911, 1921 и 1990 годов свидетельствуют о борьбе монгольского государства за сохранение своего суверенитета, которую оно вело на протяжении 790-летней истории, с 1206 года.

К примеру, Монголия смогла сохранить свою территориальную целостность и самобытность, когда в конце XVII века над ней нависла угроза порабощения Маньчжурской империей. Это нельзя назвать никак иначе, как мудрой и тонкой государственной политикой. Насколько верна точка зрения о том, что Монголия изменила своим принципам, став вассалом (Монголия не была захвачена) Маньчжурии, если она таким образом смогла защититься от китайской опасности на 200 лет? В конечном счете, Монголия — страна с обширной территорией, расположенная в самом сердце Азии, смогла сохранить свой суверенитет. В этом, по-моему, заслуга дальновидной государственной политики ничуть не меныпе, чем заслуга «острых сабель» и умелых войск.

Тогдашняя государственная политика отражена в «Своде пограничных законов», который действовал почти 200 лет, начиная с собрания при Долнууре, состоявшегося в 1691 году. и просуществовал вплоть до 1891 года. По этому своду законов китайцам было запрещено проникать на территорию Монголии и заниматься земледелием, добычей золота и эксплуатировать монголов. Нельзя упрекнуть наших государственных мужей в предательстве и в продаже Родины за то, что они способствовали добровольному вхождению Монголии под покровительство Маньчжурского императора. Если бы это соответствовало истине, была бы сегодня Монголия такой, какой она есть? Спустя 18 лет после того, как Монголия признала Маньчжурского императора, или точнее летом 1709 года, все монгольские ноёны и министры во главе с Тушээт ханом собрались на берегу реки Ивээн и приняли свод монгольских законов под названием «Уложение халхов». Монголия, признавшая покровительство Маньчжурии, почти 100 лет после этого жила по своим законам. Свод законов «Уложение халхов» действовал и после того, как Маньчжурский император Энх-Амгалан хан издал указ: «Пусть халхи живут по своим законам» и после того, как маньчжуры разработали в 1789 году юридические документы Министерства по делам координации деятельности государства Внешней Монголии. Как говорится в пословице: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Монголия продолжала жить по своду законов «Уложение халхов», находясь в подчинении Маньчжурии. Не является ли это наглядным документом, свидетельствующим о том, что Монголия не утратила свой суверенитет? И тогда и сейчас существуют ханы и короли, имеюшие символический характер. К примеру, Королева Англии Елизавета II является Королевой Австралии. Из-за этого никто не может назвать Австралию несуверенной страной, которая к тому же является членом ООН.

В начале XX века Китай начал проводить новую политику, в результате которой стали нарушаться многие запреты, оговоренные с Маньчжурией. Китайцы начали проникать на территорию Монголии, заниматься земледелием, торговлей и другими промыслами, стали предпринимать нападки на нашу религию с целью завоевать в будущем Монголию. Монголы начали бороться против этого и в 1911 году вышли из подчинения Маньчжурии, провозгласили свою независимость и своего хана. Так была восстановлена независимость монгольского государства.

Некоторые монгольские аймаки, сторонники Китая, сомневались в суверенитете Монголии. Они направили новому правительству Монголии письмо, состоящее из 13 вопросов, и получили следующий ответ: «Не имея предварительно подготовленных войск для создания суверенного государства Монголии, мы бесстрашно прогнали со своей территории маньчжурского наместника — Сандова, — который имел при себе несколько сотен хорошо вооруженных солдат. Несмотря на свое преимущество, он покинул нашу страну, не оказав сопротивления. Это является подвигом Богд хана. Нужно знать, что настали небесные часы». Эта цитата упоминается в книге Н. Магсаржава «Новая история Монголии».

Во время проведения трехсторонних переговоров Китая, Монголии и России в Кяхте, Богд хан очень опасался, что монгольские аймаки будут разрознены. Посему он издал указ, цитата из которого приведена в вышеупомянутой книге: «… много монгольских ноёнов попросили меня дать ясные указания, как лучше поступить в будущем многим монгольским аймакам и племенам. Я ответил, что наступило время, при котором монгольские аймаки и племена должны объединиться, чтобы избежать иностранного гнета и создать единое государство и единую религию… Если упустить нынешний благоприятный период, то потом ничто не поможет, даже если очень сожалеть об этой упущенной возможности».

Богд хан, провозглашенный главой суверенного монгольского государства, в последние три года своего правления обладал ограниченными правами. Ещё задолго до наступления демократии в нашей стране он определил направление государственной политики, хотя целое поколение не оценило его подвига. После 1924 года наблюдалась тенденция к принижению роли Богд хана в восстановлении суверенитета Монголии.

В книге Н. Магсаржава «Новая история Монголии» и книге Л. Жамсрана «Начало возрождения Монголии», и в некоторых других книгах без всякого искажения говорится о роли Богд хана в восстановлении суверенитета Монголии.

Когда сторонники Китая во главе с тогдашним премьер- министром Бадамдоржем обратились к Богд хану по поводу целесообразности упразднения суверенитета Монголии и вхождения под покровительство Китая, он ответил:

«Для нас будет лучше, если мы оставим все так, как есть. Провозглашение меня ханом соответствовало желанию всех монголов, и это сделано во имя их блага. При этом никто не думал о том, чтобы меня возвеличить. Ханский трон не прибавил мне ничего, кроме хлопот. Поэтому я не любитель пустого звания хана. По-моему, не следует искать помощи у других». Об этом факте упомянул в своей книге Л. Жамсран.

Еще в 1895 году Богд хан тайно направлял Далай-ламу Бадамдоржа на аудиенцию к Российскому императору с просьбой оказать посредническое содействие государству Цзинь по вопросу о выводе Монголии из Маньчжурского подчинения и восстановления ее суверенитета. В июле 1911 года состоялось очередное собрание монгольских ноёнов и верховных лам, на котором Чин Ван Ханддорж и его сторонники предложили принять помощь России для отделения Монголии от Маньчжурии, что получило единогласную поддержку участников собрания. Когда монгольская делегация, направленная для переговоров в Петербург, возвратилась с положительным ответом, Богд хан издал указ о том, что наступили «небесные часы» для того, чтобы монголы образовали суверенное государство. Об этом факте в своих трудах упоминает ученый Пунцагноров.

Об истинных стремлениях Богд хана восстановить суверенитет Монголии свидетельствует еше один его указ, в котором говорится: «…начать любое дело всегда бывает легче, чем его закончить. Особенно сложно создавать суверенное государсгво. Но если есть истинное стремление к этому и дальновидная политика, то это не такая уж несбыточная мечта».

Российский консул в Урге того времени В.Ф. Люба отметил: «Богд хан — это человек, который возглавил борьбу за отделение Монголии от Маньчжурии, ему удалось претворить в жизнь немыслимо трудную задачу». В своих мемуарах Дилав хутагт Жамсранжав отзывается о Богд хане как об умелом политическом деятеле.

На первый взгляд казалось, что в дореволюционном государстве Монголия все в порядке — наличие хана, верхней и нижней палат Государственного собрания, — но на самом деле это было весьма шаткое нестабильное государство с большими внутренними противоречиями. Документы свидетельствуют о том, что именно в этот период существовала большая вероятность потери Монголией суверенитета.

В 1914-1918 гг. внешняя и внутренняя обстановка в Монголии были очень нестабильными — Первая мировая война, Октябрьская революция и гражданская война в России, восстания Сунь Ят Сена и Юань Ши Кая в Китае и междоусобные конфликты внутри самой Монголии вокруг аймака Шабинаров. Существует документ, свидетельствующий о том, что некоторые министры Монголии, сговорившись между собой, собирались уничтожить суверенитет Монголии:

«Министр военного ведомства Монголии воевода Сайн ноён хан аймака Эрдэнэ Ван Жамъяндорж, товариш министра этого же ведомства воевода Тушээт хан аймака бэйс (граф) Цэрэндорж, товарищ министра этого же ведомства Чин Ван Гончигдамба из Засагт хан аймака, доверенный бэйс (граф) Сайн ноён хан аймака Цогт-Очир, товарищ министра внутренних дел председатель сессии Тушээт хан аймака Дархан Ван Пунцагцэрэн и некоторые другие вельможи обратились к Послу Китая в Урге Чин И с просьбой ликвидировать суверенитет Монголии и получить покровительство Китая, считая, что у Монголии нет другой дружественной страны, на которую она могла бы положиться и получать помощь и поддержку, и что полнота власти в Монголии перешла к группе нечистоплотных лам из аймака Шабинаров.

Они составили проект договора из 65 пунктов, в том числе, о сохранении навечно привилегий Богд хана и других ноёнов- правителей аймаков и хошунов, назначении в каждом из городов Монголии — в столице Урге и в городах Улиастай, Кобдо, Кяхта, Тагна и Урианхай монгольского и китайского министров, которые обладают равными правами. Правительство Китая с одобрением приняло это предложение, подписало предлагаемый договор и направило в Монголию войска под предводительством генерала Сюй Шу Чжана. Для правительства Китая, которое всегда намеревалось захватить территорию Монголии, этот договор, который является свидетельством недальновидности некоторых наших вельмож, стал предлогом захвата Монголии, несмотря на междоусобные войны в самом Китае.

Богд хан и множество других министров, ноёнов, лам и простого люда почувствовали опасность. Богд хан созвал заседания верхней и нижней палат Государственного собрания, на которых обсуждался вопрос, как действовать в дальнейшем. Все ноёны и министры нижней палаты посчитали целесообразным следующее положение:

Нельзя допустить уничтожения суверенитета нашеи страны и попадания ее под зависимость от Китая. Вместо этого необходимо уладить свои внутренние противоречия путем отмены и обновления прежних неравноправных устоев, разделявших провинции на аймаки и шави, и, объединив все свои силы, противостоять агрессии Китая. Также нужно обратиться к другим иностранным странам с просьбой оказать помощъ, сообщив им телеграфом, что Китай нарушил существующий договор и завладел нашей страной.

Однако министры и ноёны верхней палаты наоборот постановили:

Нет смысла оказыватъ сопротивление и бороться с Китаем, так как мы сами попросили у него покровительства, и к тому же его войска уже вступили в нашу столицу.

В это время разгорелись споры между Послом Китая во Внешней Монголии Чин И и главнокомандуюшим китайскими войсками Сюй Шу Чжаном. Каждый из них пытался присвоить себе заслугу подчинения и управления Внешней Монголией. В конце концов Сюй Шу Чжан с помошью военной силы арестовал Чин И, его семью и чиновников в здании посольства. Помимо этого, он отдал приказ вооруженным силам оцепить дворец Богд хана и премьер- министра Бадамдоржа. Генерал Сюй Шужан потребовал в ультимативной форме от премьер- министра Бадамдоржа подписать проект следующего документа, текст которого составил сам:

Мы решили аннулировать прежний договор, заключенный между китайским послом Чин И и военным министром Внешней Монголии Эрдэнэ Ван Жамъяндоржем. Обязуемся беспрекословно подчиняться военоначальнику Северо-Западной группировки китайских войск генералу Сюй Шу Чжану. Внешняя Монголия добровольно отрекается от своей автономии и желает войти под покровительство Китая.

Премьер-министр Бадамдорж подчинился приказу Сюй Шужана и заявил:

«…Мы принудим Богд хана и других государственных министров подписать подготовленный Вами документ, закрепив государственной печатью, для чего мы им расскажем о мощи китайских войск. Мы обязуемся к 1919 году по европейскому летоисчислению ликвидировать автономию Внешней Монголии, упразднить все министерства, сдать финансовые средства, вооружение и продовольствие, принадлежащие автономии, китайским властям».

Это осталось в истории. Так независимое государство стало подчиняться другому государству. Ошибки, тщеславие, мелочная погоня за чинами и званиями высшей знати, подпиравшей устои государства, во все времена были сопряжены с опасностью потери суверенитета. Способ присоединения к сильной державе, к которому прибегла наша знать по причине своей слабости, в смысле просчетов и опасности совершенно иной, чем в отношении маньчжурского государства и Китая.

В Соглашении между Монголией и Россией, которым стороны обменялись, заверив его печатями 21 октября 1912 года, отмечено:

«Ввиду желания монголов сохранить исторически сложившийся самобытный строй своей страны, китайские власти и войска удалены с монгольской территории, и повелителем народа провозглашен Чжембцен- Дамба- Хутугта. Прежние отношения Монголии и Китая таким образом прекратились. Ныне, ввиду вышеизложенного, а также ввиду существующей между русским и монгольским народами взаимной дружбы и необходимой торговли, Россия и Монголия решили определить взаимное отношение заключением данного соглашения…»

В переговорах по поводу составления Соглашения по указу Богд хана участвовали Сайн ноён хан Намнансурэн, Чин ван лама Цэрэнчимэд, Первый министр иностранных дел Эрдэнэ далай дайчин ван Ханддорж, Первый военный министр Эрдэнэ далай жун ван Гомбосурэн, Первый министр финансовых дел Тушээт жун ван Чагдаржав, Первый министр юстиции Намсрай и Полномочный представитель царского правительства действительный советник пятого ранга Иван Коростовец. В первом пункте Соглашения говорится:

«Правительство Самодержца Великого российского государства поможет Монголии в обеспечении самостоятельности, самовластия, в недопущении на свою территорию китайских войск и переселенцев, в сохранении права на создание войска своего государства».

Таким образом Россия согласилась нам помочь.

Китайское правительство «гневно осуждало» это соглашение о дружбе, однако вскоре придумало другой ход и через год — 23 октября 1913 года — провело тайные китайско- русские переговоры, на котором правительство подписалось под согласием о распространении ограниченного российского влияния «во Внешней Монголии Серединного государства». Однако наши политики, узнав об этом, 25 мая 1915 года заключили тройственное соглашение, которое предусматривало признание так называемой «автономии» Монголии. Интерес вызывает вопрос — откуда в данном случае возникло это слово «автономия». Во втором пункте тройственного соглашения 1915 года записано:

«Внешняя Монголия признала сюзеренитет Серединного государства».

Но признать сюзеренитет и признать автономию — это не одно и то же, это два разных понятия. В энциклодии «Британика» сюзеренитет определяется как «средневековые отношения между феодалом и его вассалом», а ко времени подписания вышеназванного соглашения этим словом обозначались неравноправные международные отношения: могущественное государство определялось как «сюзерен», а зависимое государство — «вассал».

Известный ученый из США Оппенхабер рассматривает сюзеренитет как международное покровительство. В любом смысле Монголия в определенные непродолжительные периоды находилась в зависимости как от России, так и от Китая, однако ничьей автономией не была. Например, 23 октября 1913 года Китай и Россия провели в Пекине секретные переговоры, на которых Россия признала сюзеренитет Китая.

В словарях же слово «автономия» в международном значении объясняется как «провинция или область, вошедшая в состав какого- либо государства как часть его территории, находящаяся под неполновластным, но господством этого государства, имея ограниченные права самостоятельно решать свои внутренние дела». В современную эпоху автономией называется находящаяся в составе государства политическая, этническая структура с обширным комплексом прав самоуправления, которая в большинстве случаев создается в местах компактного проживания этнических групп, объединенных языком, культурой, хозяйственным и экономическим укладом жизни. (Политология, энциклопедический словарь). Если сюзеренитет определяет отношение между большим и малым государствами, то автономия отражает в себе своеобразные правовые отношения субъектов внутри одной страны.

Если поразмыслить об этом, исходя из того, что мы признали сюзеренитет, о котором говорилось в соглашении 1915 года, то становится очевидно, что Монголия пользовалась покровительством другого государства для защиты права на целостность и независимость своей целостности, но никогда никем не была завоевана, не теряла своей свободы, не входила в состав другого государства. Россия помогала отстоять нашу независимость в 1912, 1921, 1936, 1939, 1945, 1949, 1950, 1954, 1956 годах. Но были случаи, когда она делала шаги, недостойные великой державы, отступала от своих идей и позиций, идя на уступки другим, как это было в 1913, 1915, 1924 годах. Подобные шаги российская сторона объясняла как дипломатические маневры, которые совершались для преодоления сложных моментов.

Чего только не сыщется на страницах истории! Найден даже такой документ: в соглашении, которое Советский Союз, только что провозгласивший социализм, подписал с Китаем в 1924 году, черным по белому написано: «СССР. уважая суверенитет Китая признает Монголию как составную часть Китая».

Вызывает недоумение также и то, что в 1945 году Америка, Англия и Китай обсуждали вопрос о признании независимости Монголии, которая со времени победы народной революции просуществовала без малого 21 год, пройдя серьезные исторические испытания. При этом речь шла о вступлении в войну с Японией, и оговаривалось, что только в случае поражения Японии в войне, можно будет обсуждать вопрос о признании независимости Монголии. Китай вдобавок ставил условие: китайское правительство признает независимость Внешней Монголии, «если после поражения Японии плебисцит народа Внешней Монголии подтвердит стремление к независимости».

Советский Союз 9 августа 1945 года объявил войну Японии. 10 августа МНР объявила войну Японии. 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о капитуляции. После этого вышло постановление Президиума Малого хурала о проведении плебисцита монгольского народа по вопросу о независимости, и меныие, чем через месяц была организована и завершена эта огромная по масштабам работа. Рассказывают, что официальная делегация во главе с заместителем министра внутренних дел Гоминьдановского правительства Лей Фачжаном прибыла в Улан-Батор, посетила отдельные районы в городе и, убедившись в едином стремлении монголов к независимости своего государства, отбыла назад.

Делегация во главе с заместителем председателя центральной комиссии, заместителем премьер- министра МНР Ч. Сурэнжавом приехала в Чунцин 6 февраля 1946 года, для того, чтобы ознакомить Гоминьдановское правительство с результатами плебисцита. Китайская сторона с уважением приняла монгольскую делегацию, ее сердечно приветствовало посольство Советского Союза, устроило в ее честь торжественный прием. Об этом написано в воспоминаниях М.С. Капицы. 13 февраля 1946 года был подписан протокол об установлении дипломатических отношений между МНР и Китаем. Между тем, как потом оказалось, советско- китайское соглашение 1924 года не было расторгнуто вплоть до 1950 года.

В истории человечества совершалось множество коварных и хитрых дел. Данный эпизод, видимо, можно отнести к их разряду. Однако монголы раз за разом утверждали свою независимость на неспокойной земле, напрягая свой ум и волю, как говорится, словно «одиночка среди барсов», и в этом смогут убедиться наши потомки, которые будут изучать свою историю.

В 1917 году с победой Октябрьской революции и падением самодержавия в России исчез один из субъектов тройственного соглашения 1915 года, а далее после победы в Монголии народной революции в 1921 году изменился второй из вышеназванных субъектов. Таким образом, по правилам международных соглашений данный документ автоматически аннулировался.

В это же время китайская гоминьдановская партия спровоцировала бурные события, связанные со свержением Пекинского правительства и обновлением страны. Именно в эту пору, зимой 1920 года, монгольские войска совместно с войсками барона Унгерна изгнали китайских солдат, и в период политической неразберихи, когда «черные солдаты» сменялись «белым войском», была создана наша народная партия, и молодые патриоты с оружием в руках встали на борьбу за свою независимость.

Когда народные ополченцы по командованием Д. Сухбаатара, вошли в столицу — Ургу, — их встречали восторженные толпы народа и сам Богдо гэгэн, поддерживавший и воодушевлявший патриотов. Так в 1921 году победила народная революция. Впервые была создана политическая партия — совершенно новое явление в истории нашего государства. Свои мысли относительно этой политической силы я выразил в своем послании членам и сторонникам МНРП идругих политических партий послучаю 75-летия основания первой политической партии в Монголии:

По установившейся традиции мы в 75-й раз торжественно отмечаем День основания МОНГОЛЬСКОЙ НАРОДНОЙ ПАРТИИ (МНП), ведя отсчет от 1 марта 1921 года, когда состоялся первый съезд партии, созданной пламенными патриотами Данзаном, Бодоо, Сухбаатаром в тяжелые для Монголии годы, когда страна оказалась перед лицом опасности, угрожавшей нашей национальной независимости. Оглядываясь на это историческое событие с высоты сегодняшнего дня, мы убеждаемся в том, что создание партии явилось неоценимым историческим подвигом, ибо тем самым была обеспечена защита независимости Родины, создана основа для возникновения сегодняшней демократии и многопартийной системы. Существует много свидетелъств того, что МНРП в свое время объединяла людей разных политических взглядов и убеждений и с самого начала была демократической организацией, признававшей плюрализм в словах и действиях. К сожалению, с 1924 года под влиянием внешних сил она приобрела черты и признаки ультра-левой большевицкой партии, выразив это в изменении названия — МНРП, установила режим единоличного доминирования в стране, подвергла репрессиям большинство своих основателей. Именно с этого времени Монголия вступила на весьма сложный путь развития. Тем не менее на этом этапе она достигла больших успехов в социальном направлении, в частности, в образовании, культуре, искусстве, здравоохранении и других областях, что явилось основой для сегодняшнего развития и прогресса суверенной и независимой Монголии. После демократической революции, которая произошла в год Белой Лошади, когда в стране начали создаваться новые политические партии, руководство МНРП, отказавшись от коммунистических конценций, признало демократические ценности, дало ход процессу формирования многопартийной системы в ее подлинном смысле. С исторической точки зрения это явилось продолжением новых форм в процессе демократизации общества, насильственно прерванном семьдесят с лишним лет назад. Значительную роль в создании условий для развития сегодняшней Монголии, изменении устаревшего общественного мышления сыграла МНРП, передовые ее члены, находившиеся в ее руководстве, ветераны партии и их молодая смена. Мне приятно отметить, что народ по достоинству оценивает вклад МНРП, МНДП, МСДП, которые занимают места в ВГХ, в процесс демократизации общества. Президент Монголии выражает свою уверенность в том, что сегодняшние партии с честью продолжат дело своих дедов — борцов за свободу и возрождение своей нации, — которые, объединив свои помыслы во имя Монголии, создали первую политическую партию. Мы, их потомки, способны еще крепче сплотиться во имя независимости, развития и процветания своей Родины. Позвольте мне поздравить членов, сторонников МНРП, МНДП, МСДП, а также все политические партии и силы но случаю исторической 75-ой годовщины основания первой политической партии, ставшей основой демократической системы, и пожелатъ, чтобы вы, объединившись вокруг идей Конституции, свято оберегая национальные интересы и солидарность, достигли больших успехов в великом деле формирования и развития в стране гуманного, гражданского, демократического общества.

24марта 1996 года

После народной революции лучшие умы Монголии стремились к тому, чтобы избрать самую подходящую форму власти и путь развития страны. Однако под давлением сильной державы уничтожили монархию, перешли на социалистический путь развития, попали в экономическую зависимость, в одночасье потеряв в 1924 году все то, чего добились в ходе многолетней борьбы, прожили семьдесят с лишним лет в мечтах о призрачном обществе коммунизма. Однако Монголия оставалась независимым государством, вошла в сообщество так называемых социалистических стран, добилась значительного социального прогресса. Думаю, излишне подробно описывать этот период, поскольку мои выводы по этому поводу достаточно полно отражены в послании политическим партиям по случаю 75-ой годовщины основания первой партии в нашей стране.

На одной из переправ в круговороте истории Советский Союз поменял коней, выбрав путь перестройки. Благодаря Горбачеву перед Монголией открылась возможность вступить на путь демократии и преобразования.

Мы не будем критиковать перестройку Горбачева. Мы усвоили ее уроки и выбрали свой собственный путь. За это мы должны быть благодарны этому человеку. В сущности, процесс демократизации в Монголии происходил по-другому, потому что наши молодые политики, увидев ее просчеты, не стали их повторять. Преобразования Горбачева были нацелены на совершенствование социалистической системы, ускорение развития советского общества.

Попытка придать импульс экономике без изменения политической системы результата не дала. Причина этого кроется в том, что необходимо было оценить настроения в обществе. У нашего южного соседа, а также у азиатских «стран-тигров», имеется опыт демократизации экономики через государственный механизм. Но в Советском Союзе была другая ситуация — советский народ требовал демократизации власти, что было неизбежно для государства, состоящего из многих республик. С середины 1988 года первостепенной задачей стало провозглашение «коренного изменения политической системы», однако руководящая и направляющая роль партии оставалась прежней. Наряду с этим обострялся национальный вопрос. Вдобавок, на советскую державу стали влиять резкие перемены, происходившие вокруг Советского Союза в социалистических странах. И последовал провал. Достаточно пробежать глазами заголовки тогдашних газет, чтобы получить представление о настроениях, царивших в то время в социалистическом лагере.

«У Бранденбургских ворот открыт пеший проход через границу между ГДР и Западной Германией…», «Пленум болгарского национального совета, политический союз «Патриотический фронт» отобрали у Тодора Живкова звание Героя страны…». Румыния. Корреспондент газеты «Скрытнея»: «Завтра, впервые за 40 лет народ прочитает правду. В руках повстанцев радио и телевидение. Создан фронт спасения нации. У Чаушеску решено отобрать орден Карла Маркса…». «Коммунистическая партия Литвы объявила себя самостоятельной партией…», «Чаушеску казнен…», «В Сайншанде администрация Хажуу-уланского рудника понизила на 25 процентов плату за жилье для своих рабочих…», «Никто не помешает Кубе идти по пути социализма…», «Плата за горячую воду и газ повысилась на 400 процентов…», «Прекратилась государственная дотация…», «Артист Ц. Тумурбаатар отказался от Государственной премии…», «Нельсон Мандела освобожден…», «ЦК МНРП демонтировал памятник Сталину…», «В Монголии всеобщие преобразования…», «В советских городах прошли митинги…».

Такими заголовками пестрели газеты, вышедшие с 24 декабря 1989 года по 20 марта 1990 года. Мы увидели, что общественный бунт

  • это вздымающаяся волна народного гнева, нарастающая с такой быстротой, что не дается времени на то, чтобы понять, кто прав и кто виноват, и несущая в себе множество, как оказалось потом, непоправимых ошибок. Правильнее всего оценивать реалии того периода такими, какими они были в действительности.

Разговоры о перестройке начали активно распространяться с 1987 года. Сначала товарищ Ж. Батмунх на XIII съезде монгольских профсоюзов в своей речи сказал: «Монгольский народ, искренне одобряя и поддерживая революционную перестройку, которую начала осуществлять КПСС в своей стране, и черпая из ее опыта новый импульс и энергию, обогащает ими свою деятельность. Этот теоретический и практический опыт ленинской партии реально способствует еще более четкому пониманию нашей партией сегодняшнего положения дел в стране и нашей дальнейшей перспективы. Наш курс – перестройка».

После этого на III пленуме ЦК МНРП (1987 г.) товарищ Батмунх сказал: «Хочу еще раз подчеркнуть, что важной задачей нашей партии, всех организаций народного хозяйства является постоянное изучение богатого опыта революционной перестройки, проводимой во всех сферах общественной жизни Советского Союза, отражение и использование его в деле социалистического строительства в нашей стране». Согласно этому руководством партии в экономической области нашей страны стали осуществляться некоторые перемены, внедряться принцип гласности, намечаться тендениии к свободному выражению своих взглядов.

Задачу широкомасштабной перестройки, охватывающей другие сферы общественной жизни, выдвинул пленум ЦК партии 1988 года. Следуя решению данного пленума начали приниматься меры по осуществлению изменений в выборных партийных организациях, в их аппарате и организационной структуре, сокращению инстанций и кадров.

Состоялись собрания в первичных партийных ортанизациях, аймачных и городских комитетах партии, были проведены зональные совещания идеологических работников, стали создаваться небывалые раньше условия для свободното обмена мнениями. Однако в целом работа по перестройке не давала ощутимых результатов, решения, которые принимались, были противоречивы и малопонятны, уже была слегка взбудоражена ощутившая дыхание нового времени творческая интеллигенция, ученые, политики. Везде стала наблюдаться нестабильность.

Как возник Монгольский демократический союз
как общественное явление

Перемены в умонастроениях общества впервые почувствовались на общем совещании молодых творческих работников. Трибуна художников превратилась в политическую трибуну, откуда из уст молодежи прозвучали речи, заставившие краснеть товаришей из ЦК МНРП. Разговоры об этом совещании распространились моментально. Вскоре возник Монгольский демократический союз, на улицах и площадях стали появляться листовки, около которых толпились люди, болыпинство из них улыбались, чему-то радуясь. МДС 10 декабря 1989 года, за день до VII пленума ЦК МНРП, устроил митинг, участники которого послали петицию в адрес пленума ЦК МНРП и сессии Великого народното хурала МНР, в которой была выражена глубокая обеспокоенность по поводу того, что процесс перестройки и преобразования не отвечает требованиям, которые диктует общественно- политическая и экономическая ситуация в стране, не решает актуальных проблем действительности.

Петиция по сути была документом, определившим основные принципы демократии в Монголии, концепции политического и экономического преобразования сегодняшней Монголии. Между тем, состоявшийся на следующий день VII пленум ЦК МНРП не уделил должного внимания изложенным в документе положениям, утверждая, что политику перестройки необходимо проводить с позиции идей социализма, повторно защищая прежнюю точку зрения: основной конечной задачей преобразований, начавшихся в нашей стране, является возведение социализма на более высокую, качественно новую ступень развития путем его совершенствования. Очевидно, что концепция монгольской демократии отличалась от преобразований в духе горбачевской перестройки. И поскольку пленум ЦК МНРП не принял политических требований Монгольского демократического союза и не отразил содержавшиеся в них идеи в своих решениях, демократические силы продолжили борьбу, созывая митинги, число участников которых увеличивалось с каждым днем. Призывы и лозунги демонстрантов становились все жестче, увеличивалось число зарубежных журналистов, вещавших на весь мир о разворачивающемся в Монголии демократическом движении.

19 января 1990 года представители МНРП и правительства встретились с членами координационного движения МДС и высказали свою позицию, однако договоренностей относительно принятия требований МДС достигнуто не было. Лозунги и транспаранты демонстрантов гласили: «Наша задача — демократия», «Даешь многопартийную систему!», «Мы за правовое государство!», «Даешь свободу печати!», « Мы за свободу печати!», «Защитим права человека», «Пришло новое время, просыпайтесь!», «Если делаешь — не бойся, если боишься — не делай!», «Цеденбала — на суд народа!», «Долой безмерную власть МНРП!» Борьба за демократию продолжалась. 18 февраля 1990 года состоялся первый съезд МДС в центральном дворце Монгольских профсоюзов. Членов правительства, для участия в этом съезде в качестве наблюдателей, направил Совет министров, дав им соответствующую инструкцию. Получившие разрешение присутствовать на этом форуме первый заместитель председателя Совета министров Д. Бямбасурэн, доктор К. Зардыхан и я наблюдали за ходом съезда с верхнего яруса. В съезде принимали участие 611 делегатов, 200 гостей, более 20 корреспондентов из 6 стран. С политическим докладом съезду выступил артист Сосорбарам.

Съезд МДС обсудил и утвердил программу МДС и принял обращение к монгольскому народу. Был одобрен и утвержден текст петиции в адрес Великого народного хурала МНР и ЦК МНРП. В ней содержалось требование отправить в отставку в полном составе ЦК МНРП и Совет Министров, которое, как мы увидели, было воспринято с удивительным энтузиазмом простыми людьми. Некоторые из участников съезда даже прослезились. В это же время была создана Монгольская демократическая партия.

В связи с тем, что не последовало соответствующих решений по неоднократным требованиям МДС и Демократического социалистического движения, демократические силы совместно с МДС, Демократическим социалистическим движением, Новым прогрессивным союзом, Ассоциаиией монгольских студентов выступили 24 февраля и 4 марта 1990 года с совместным заявлением, который был направлен Президиуму ВНХ, ЦК МНРП с требованием дать адекватный политический ответ на поданную петицию. Однако ответа не последовало и в этот раз.

И тогда 7 марта 1990 года в 14 часов на площади Сухбаатара впервые в истории Монголии была объявлена политическая голодовка. Страна была ошеломлена. Высказывали свои взгляды разные люди — одни поддерживали, другие протестовали, третьи были раздражены… Вспомним, что происходило тогда в Доме правительства. Итак, голодовку объявили 10 членов Генерального совета МДС, затем число участников голодовки достигло более 30 человек. Настроение в обществе было крайне неустойчивое, ситуация требовала принятия экстренного и конструктивного решения.

9 марта после полудня Политбюро ЦК МНРП собрало секретарей ЦК партии, заведующих отделами ЦК, некоторых членов ВНХ, членов Совета министров и выслушало их мнения относительно того, как урегулировать создавшуюся ситуацию. Были обсуждены и другие вопросы, однако внимание было сконцентрировано на двух главных. Первый вопрос касался двух предложений: во-первых — принять соответствующее заявление прокурора, рассматривая деятельность МДС как действие, нарушающее закон, во-вторых — принять указ Президиума ВНХ «О чрезвычайных мерах по соблюдению общественного порядка в г. Улан-Баторе». Стати обсуждать проект указа, запрещающего с 9 марта по 1 декабря 1990 года проводить митинги и демонстрации, а также предписываюшего особый порядок пропуска в важные объекты столицы, применения спецтехники и оборудования. Были затронуты и другие чрезвычайно серьезные вопросы. Собравшиеся подходили к вопросу с весьма осторожных позиций. «Такой указ принимать нельзя, — сказал министр общественной безопасности Жамсранжав, — Даже если такой указ и будет принят, его невозможно будет выполнить». Он аргументировал свой ответ с разных точек зрения и в дальнейшем твердо придерживался своего мнения. Немало людей поддерживало принятие указа. В заключении разговора Батмунх дарга сказал, что такой указ принимать не следует. На этом обмен мнениями закончился.

На Политбюро было решено обсудить требования участников голодовки, и нас распустили. Группе людей во главе с Бямбасурэном было поручено встретиться с участниками голодовки, ознакомить их с решением Политбюро и попытаться убедить их прекратить акцию. Это было нелегким делом. Выйти к демонстрантам — все равно, что оказаться на огневом рубеже. Тем не менее Бямбасурэн пошел к ним и сумел договориться. Демократические силы согласились продолжить переговоры, стороны пошли на взаимные уступки, Политбюро подало в отставку, о чем были проинформированы люди, собравшиеся на площади Сухбаатара, и участники голодовки, — невооруженная политическая борьба затихла. Из небольшого числа людей, стоявших у власти, которые сыграли главную роль в разумном регулировании политического кризиса, грозившего привести к серьезным последствиям, я выделяю двух человек — Батмунх гуайа и Бямбасурэна. Судьба вопроса зависит от правильного понимания ситуации, от вынесения верного решения и точного его выполнения. Эти люди действительно внесли огромный вклад в зарождение и развитие демократии в Монголии. И об этом будет свидетельствовать история.

Спустя три дня после этого исторического дня состоялся VIII пленум ЦК МНРП, который обновил состав членов и кандидатов в члены Политбюро и секретарей ЦК партии. Генеральным секретарем Центрального Комитета МНРП был избран Г. Очирбат. На этом пленуме процесс перестройки в советском духе в МНРП был прекращен, партия перешла на новый курс, опирающийся на концепцию, отвечающую политике демократических преобразований, которую разработали 15 монгольских ученых во главе с доктором К. Зардыханом и Ц. Даваадоржем. После этого, 20 марта 1990 года, состоялся IX пленум ЦК МНРП. На нем обсуждался вопрос об уточнениях в повестке дня заседания Чрезвычайного съезда партии, вопрос о внесении на обсуждение сессии ВНХ кандидатов на пост Председателя Президиума ВНХ и Председателя Совета министров.

На VIII пленуме ЦК партии была заслушана информация о проведенном анализе предложений и критики трудящихся. Первым делом было решено внести на утверждение съездом временного устава МНРП. После этого встал генеральный секретарь ЦК МНРП  Г. Очирбат и внес предложение освободить двух председателей и обсудить кандидатуры лиц, предлагаемых на их места. Выступили освобождаемые председатели. Председатель Содном сказал: «Встает вопрос: освобождать ли только председателя Совета министров с занимаемого поста или освободить весь Совет министров целиком. Считаю правильным внести изменения в состав Президиума Совета министров». Затем он попросил удовлетворить его заявление о подаче в отставку и высказал свое предложение оставить Батмунх даргу на занимаемом посту.

После этого выступил Батмунх дарга. Он сказал: «Недавний VIII пленум решил немало важных вопросов. Мы собираемся созвать чрезвычайный съезд, чтобы осуществить преобразования в партии. После этого должна состояться сессия ВНХ. Преобразования в государственной власти важнее преобразований в партии. Поэтому дату созыва сессии необходимо перенести на более ранний срок». Затем он заявил о своей подаче в отставку. Проголосовали, решение об освобождении от должностей было принято. Почти никто не был против, никто не воздержался — в этом мне видится сущность того времени. Девяностые годы требовали изменить все и вся. Срабатывало убеждение общества, что от человека старой формации несет устаревшим духом. Люди, с которыми они много лет работали, подняли руку и сняли их с поста. На их места предложили новые кандидатуры — на пост председателя Президиума ВНХ была выдвинута кандидатура Пунсалмаагийн Очирбата, на пост председателя Совета министров — кандидатура Гунгаадоржа. Председатель Комитета народного контроля Ч. Молом поддержал эти предложения и высказал критику относительно наших слабых сторон. При голосовании против меня и Гунгаадоржа выступили по одному человеку, и наши кандидатуры решено было внести на обсуждение сессии.

На следующий день открылась восьмая сессия одиннадцатого созыва Великого народного хурала, на которой обсуждались 12 вопросов. Депутат 284 округа Ж. Гомбожав, согласно решению ЦК МНРП, выступил с предложением избрать меня Председателем Президиума ВНХ. Депутаты утвердили мою кандидатуру единогласно. Председатель президиума Л. Ринчин поздравил меня с избранием на высокий пост и пожелал мне успехов. Депутаты поддержали его слова аплодисментами. Так и в этот раз судьба одарила меня возможностью быть неожиданно назначенным на высокий служебный пост.

Членом Президиума ВНХ был избран Б. Чимид, секретарем — Ч. Дашдэмбэрэл. На правах Председателя Президиума ВНХ, обладающего полномочием выдвигать кандидатуру на пост главы правительства, я выступил с предложением назначить Гунгаадоржа на пост Председателя Совета министров и сказал краткую речь.

Председателем Совета министров был назначен Гунгаадорж, первым заместителем председателя Д. Бямбасурэн, заместителями — К. Зардыхан и Ж. Шаравсамбуу. Эта сессия имела историческое значение, потому что на ней был обсужден и утвержден закон о выборах депутатов ВНХ. Это было смелым решением, определившим направление преобразований в государственной системе. И поэтому его можно удостоить самой высокой оценки, приравняв к подвигу. Демократия начинается с выборов, формирующих тосударственную систему. На этой сессии были отменены права МНРП, закрепленные Конституцией МНР. Было исключено обоснование в вводной части Конституции МНР 1960 года, гласящее: «Руководящей и направляющей силой государства и общества Монгольской Народной Республики является Монгольская народно- революционная партия, руководимая в своей деятельности всепобеждающей марксистско- ленинской теорией». Также была изменена и отредактирована в следующем виде 84-ая статья Конституции:

«ГРАЖДАНЕ МНР ИМЕЮТ ПРАВО ОБЪЕДИНЯТЬСЯ В ПОЛИ- ТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ, ПРОГРАММЫ КОТОРЫХ СООТВЕТСТВУЮТ ЗАДАЧАМ СТРОИТЕЛЬСТВА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА, КОРЕННЫМ ИНТЕРЕСАМ И ЕДИНСТВУ НАРОДА. ЗАКОНОМ МНР МОЖЕТ БЫТЬ УСТАНОВЛЕН ПЕРЕЧЕНЬ ДОЛЖНОСТЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ, ТРЕБУЮЩИХ БЕСПАРТИЙНОГО СТАТУСА НА ВРЕМЯ ИХ ИСПОЛНЕНИЯ.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, ВСЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ДОЛЖНЫ ОБЕРЕГАТЬ БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА, ЗДОРОВУЮ НРАВСТВЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, ВЕСТИ СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С КОНСТИТУЦИЕЙ МНР, СОБЛЮДАТЬ ЗАКОННОСТЬ.

В ЦЕЛЯХ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ОНИ РЕГИСТРИРУЮТСЯ В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕНИОЙ РЕГИСТРАЦИИ. ВОПРОСЫ ПРИЗНАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ГОСУДАРСТВОМ РЕШАЮТСЯ ВЕРХОВНЫМ СУДОМ МНР В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОМ.

Внесение этих изменений стало одним из первых значительных шагов демократии, прекративших господство одной партии и узаконивших многопартийную систему. Я подписал этот закон 23 марта 1990 года. Мной был подписан и утвержденный в тот день закон о выборах депутатов Великого народного хурала Монгольской Народной Республики. Еще одним принциальным вопросом, по которому вынесла решение сессия Великого народного хурала, было определение директивы о составе высших органов власти монгольского государства. В постановлении от 23 марта 1990 года указано: «Поручить Президиуму ВНХ МНР разработать проект закона, предусматривающего установление Великого народного хурала как высшего органа власти и Малого государственного хурала как высшего законодательного органа, а также создание должности Президента страны».

…В летопись социальных перемен, охвативших в начале двадцать первого века Европу и Азию, монгольская демократия войдет благодаря своей своеобразной истории. На школьных уроках мы получили представление, что революция — это выстрелы и человеческие жертвы, тюремные решетки, за которыми оказывается часть населения. Между тем оказалось, что революцию можно совершить мирным путем. Это доказала монгольская демократическая революция 1990 года. Она — в законе о выборах, в изменениях в Конституции, в постановлении о государственной системе, в утвержденных на VIII сессии 11 созыва ВНХ документах, которые по праву будут вписаны золотыми буквами в нашу историю.

В связи с тем, что на данной сессии было исключено указание о руководящей и направляющей роли МНРП в жизни страны, на Великий народный хурал и его Президиум была возложена главная роль в разграничении обязанностей государственной власти и партии, углублении новых задач по обновлению государственной системы, государственного управления жизнью общества.

Мне, как новоизбранному главе государства, предписывалось обратиться к Великому народному хуралу и народу с речью по основным вопросам государственной политики. Я попросил Б. Чимида, Ч. Дашдэмбэрэла и Д. Дэмбэрэлцэрэна подготовить ее проект, дав свои тезисы. Днем участвовал в заседании сессии, вечерами работал над текстом речи, с которой выступил на заседании 23 марта. В ней я отметил, что распространение демократии и гласности, возрастание социальной активности людей с одной стороны создает благоприятные условия для формирования правого государства, а с другой стороны требует тщательной проработки вопросов экономических, хозяйственных, общественных и политических отношений, регулирования их глубоко продуманными законами, отметил важность повсеместного соблюдения закона, укрепления дисциплины, являющихся одним из главных условий последовательного углубления преобразований. Также я заявил, что силы любых движений внутри наших властных государственных органов, местных хуралов и обществ буду подчинены национальному единству, коренным интересам всех граждан страны, развитию экономики, стабильной реализации хозяйственных требований, задач развития культуры, направления общественной жизни страны в соответствии с гуманными, справедливыми, демократическими принципами, защищать в рамках закона интересы личности и социальных групп.

В новой редакции 82-ого пункта Конституции 1960 года «строительство гуманного, демократического социалистического обшества» по-прежнему было обозначено как важная социальная задача.

Относительно внешней политики в качестве наиболее важных задач было определено утверждение международного авторитета и позиции МНР в обновленном виде, укрепление политическим, дипломатическим путем безопасности страны, последовательное проведение курса открытой политики в международных экономических отношениях, поощрение в этих целях иностранного капиталовложения, резкое улучшение структуры и эффективности внешней торговли, правильное использование механизмов свободного рынка. Далее было подтверждено, что МНР и впредь будет придерживаться курса на расширение и развитие связей со странами мира на принципах мирного сосуществования и уважения права народов на самоопределение.

На меня навалилась работа по разработке и осуществлению многих важных вопросов новой системы власти в минимальные сроки. Для этого пришлось сконцентрировать все усилия и интеллект политических и общественных сил, организовать обмен мнениями, работать таким образом, чтобы в обществе достигалось согласие по каждому обсуждаемому вопросу. Именно с этого времени в обиход монголов вошли слова «консенсус», «многопартийная система», «свободный рынок», «открытая политика» и т.д.

В первую очередь Президиуму ВНХ было поручено разработать и внести на обсуждение очередной сессиии ВНХ вопрос о структуре верховной государственной власти МНР. В этой связи постановлением Президиума ВНХ от 29 марта был изменен состав комиссии по обновлению и редактированию Конституции МНР — ее председателем был назначен П. Очирбат, заместителем председателя — Б.Чимид, в комиссию входили 25 членов, которым было поручено подготовить текст дополнительной части Конституции к апрелю того же года, также была создана комиссия по проведению обсуждения среди общественности проекта закона о политических партиях, которую возглавил министр юстиции и арбитража О. Жамбалдорж. Понадобились многочасовые обсуждения, приложение больших усилий для того, чтобы вынести решение по неоднократным требованиям МДС и других союзов и движений относительно обновления государственной системы. С этого времени начались встречи и жаркие дебаты с представителями новых партий, молодого поколения, пришедших с новыми, свежими идеями. Одна из таких встреч состоялась 18 апреля 1990 года, в ней участвовали Элбэгдорж, Энхтувшин, Нинж, Жаргалсайхан, Жавхлант. Было поставлено 6 вопросов.

  1. Просьба предоставитъ помещение для МДС была удовлетворена.
  2. Вопросы, поставленные в предыдущих петициях и обращениях, по словам представителей новых партий, не решаются. Президиум утверждал, что на многие из них уже даны ответы, осталъные также не останутся без внимания.
  3. Обе стороны договорилисъ восстановить прерванные переговоры доверенных представителей.
  4. Руководство МДС высказало недовольство по поводу принятия указа, ограничивающего права на организацию демонстраций и митингов. Оно согласилосъ с объяснением, что данный указ абсолютно не затрагивает и тем более не нарушает закрепленное Конституцией право граждан устраиватъ демонстрации и митинги. Тем не менее наши оппоненты осталисъ недовольны.
  5. Вновь было высказано требование об организации Временного народного хурала. Я ответил им, что такая структура не нужна и предложил сотрудничать в формировании похожей структуры в проекте государственной системы. Суть требования заключалась в том, чтобы избрать 80 человек из 380 депутатов ныне действующего ВНХ во Временный хурал, а остальных распуститъ. Я сказал им, что это требование нельзя выполнитъ сразу. «Предположительно такой вопрос можно рассмотретъ в том случае, если 60 процентов депутатов ВНХ откажутся от своих полномочий, однако это нереально», — ответил я.
  6. Было высказано требование о скорейшем принятии закона о печати. Я предложил совместно разработать его проект и внести на обсуждение на сессии ВНХ.
  7. Далее было выдвинуто требование о прекращении государственной финансовой поддержки, оказываемой МНРП, прекращении партийной деятельности в армии. Я ответил, что это требование надо принять. При этом объяснил, что эти вопросы необходимо урегулироватъ, приняв закон о партиях. Наши оппоненты пожаловались, что на последней сессии ВНХ не смогли выступитъ 8 представителей МДС. В связи с этим было высказано пожелание принятъ участие в обсуждении на будущей сессии ВНХ проекта дополнений к Конституции и проекта закона о партиях. Мы были готовы предоставить такую возможность и прислать МДС окончателъные варианты проектов за 2 дня до сессии для того, чтобы они смогли ознакомиться и разработать свои предложения по данным проектам.

Представители новых партий предъявляли в основном разумные и правомерные требования, но в пылу борьбы, взбудораженные эмоциями, могли высказать и надуманные претензии. Нужно было быть гибким, внимательным и терпимым, отделять зерна от плевел, понять их, объяснить позипию государства по обсуждаемым вопросам. Психология монгольской власти в 90-ые годы была такова, что люди были приучены к ее диктату, к тому, что власть предержащие могут попросту проигнорировать то, что им не пришлось по душе. Из-за этого общественность часто была недовольна властью.

Однако, справедливости ради, следует сказать, что именно терпимое и тактичное отношение к новым представителям партий обеспечило условие для свершения мирной революиии.

После встречи я поехал в аймак Сэлэнгэ. Поработав там несколько дней, отправился в город Дархан. Там меня ждал ультиматум от МДС и МДП, адресованный Совету министров и ЦК МНРП, в котором было 4 основных пункта:

  1. В срочном порядке создать Временный народный хурал.
  2. Учредить Чрезвычайный народный совет с равноправным участием политических сил.
  3. Вывести аппарат ЦК МНРП из Дома правительства, обеспечить помещением для работы МДС и МДП.
  4. До полного выполнения вышеперечисленных требований но всей стране временно прекратитъ продажу алкоголъных напитков, начиная с 25 апреля. Ответы на наши требования надлежит дать 27 апреля в 12.00 часов на площади Сухбаатара перед общественностью.

Узнав об этом, я срочно вернулся в Улан-Батор. Молодежь спешила к последовательному осуществлению преобразований. Однако монголам, не привыкшим противодействовать государственной власти, подобного рода ультиматумы казались мерами не столько правомерными, сколько неподобающими. Некоторые люди оценивали их как смелые шаги. Разумеется, смена одной общественной формации другой не могла пройти без сучка и задоринки. Бюрократическая система стремиться выжить любыми средствами. Поэтому можно сказать, что мирная революция новых сил была ПОЛИТИЧЕСКИМ МАНЕВРОМ С ЭЛЕМЕНТАМИ НАСИЛИЯ. На опыте их политической борьбы училась и МНРП — партия с 70-летней историей.

Однако следующая голодовка показала, что способ борьбы очень быстро устаревает и становится недейственным. Есть фраза:«Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мир». У первой голодовки МДС была точка опоры. Поэтому ЦК МНРП и Политбюро подали в отставку, и вслед за этим последовали изменения во власти. Если бы в 1988 году была объявлена подобная голодовка, то она не принесла бы ее инициаторам такого успеха. Своевременность — это и есть точка опоры.

Я обсудил с моими оппонентами содержание письма, в котором были изложены вышеперечисленные требования.

При более тщательном рассмотрении пунктов ультиматума оказалось, что там не нашлось ничего нового — все они были связаны с вопросами, которые к тому времени уже решались. Были опасения относительно учреждения Чрезвычайного народного совета, поскольку его создание могло повлечь за собой незаконные гонения и репрессии.

Я объяснил нашим оппонентам, что не стоит делать таких скоропалительных шагов в то время, пока мы не разобрались с прежними репрессиями. Однако мои оппоненты не приняли такого ответа, сославшись на то, что он недостаточно убедителен. Решив, что вслед за этим последуют новые шаги, 26 апреля я выступил с заявлением к народу.

Согласно данным государственных органов безопасности и полиции стало известно, что под руководством МДС и при поддержке других сил планируется организация митинга- осады Дома правительства, целью которого будет требование ответа на ультиматум. При этом были намерения держать Дом правительства в мирной осаде, не впуская и не выпуская оттуда людей и машины. Узнав об этом , я подумал, что это будет выглядеть по меньшей мере странно. Допустить этого было никак нельзя. И мы приняли упреждающие меры, выставив оцепление вокруг Дома правительства из полицейских и курсантов военного училища. В ту ночь я спал в рабочем кабинете. Мне и раньше не раз приходилось проводить ночи в Доме правительства. Так было во время Чрезвычайного съезда партии, съезда Монгольских профсоюзов. Но это была непохожая на них тревожная ночь. Назавтра молодежь пришла к Дому правительства, чтобы устроить осаду, а он оказался уже оцепленным охраной. Это несколько обескуражило наших оппонентов. Состоявшийся после этого круглый стол не смог прийти к общему мнению, и был объявлен перерыв.

Затем, 5 мая 1990 года, по инициативе Б. Чимида состоялись переговоры политических партий и сил в расширенном составе, на которых была достигнута договоренность избрать и сформировать ВНХ и Малый государственный хурал. Я оцениваю это как третий значительный шаг, направивший политический кризис на путь нормализации, подчинивший взбудораженные общественные силы интересам демократии. Эти переговоры были организованы Заслуженным юристом Монголии Чимидом. Второй решаюший шаг сделал Жамбын Батмунх, настояв на отставке Политбюро ЦК МНРП в полном составе. Первым шагом явилась встреча 9 марта Дашийн Бямбасурэна с участниками голодовки, во время которой был достигнут консенсус.

Беседа за круглым столом

Председатель Президиума Великого народного хурала МНР П. Очирбат в своем заявлении к народу в связи с ультиматумом Монгольского демократического союза и Монгольской демократической партии, предъявленном Президиуму Великого народного хурала и Центральному комитету МНРП, основываясь на предложениях, выдвинутых в целях активизации участий партий и движений в государственных делах, а также на принципах, упомянутых в «Политической декларации к монгольскому народу», принятой 10 марта 1990 года во время переговоров политических сил за круглым столом, поддержал инициативу Демократического социалистического движения, Монгольской социал- демократической партии обсудить за круглым столом с участием партий и политических сил требований, выдвинутых в ультиматуме, присланном 24 апреля 1990 года от МДС и МДП Президиуму Великого народного хурала МНР, Совету министров и ЦК МНРП, и продолжил начатые 26 апреля при координировании Президиума Великого народного хурала переговоры. Участники настоящих переговоров договорились о следующем:

I

Относительно создания Консультативного совета:

  1. Создать Консультативный совет при Президиуме Великого народного хурала МНР с участием представителей партий, специалистов юридических организаций, функцией которого будет являться совместная разработка проектов законов и положений, связанных с политическими отношениями.
  2. В составе Консультативного совета будут находиться доверенные представители МНРП, МДП, МСДП, Монгольской партии социального прогресса, члены Президиума Великого народного хурала МНР, аппарата Совета министров, а также Министерства юстиции и арбитража.
  3. К Совету по своей инициативе могут присоединиться другие партии, согласные с его положениями (партии представляют симпатизирующие им силы).
  4. Член Президиума Великого народного хурала, заведущий отделом государственного устройства Президиума ВНХ тов. Чимид будет работать в непосредственном контакте с Консулыпативным советом и оказыватъ ему поддержку.

II

Участники переговоров обсудили вопросы о принципах и порядке избрания Малого государственного хурала МНР. Решили принципиальные вопросы представить сессии ВНХ через Президиум, а вопрос о порядке избрания — непосредственно Президиуму Великого народного хурала.

  1. Членов Малого хурала МНР избирает Великий народный хурал МНР из числа кандидатов, выдвинутых партиями, на основе определения партийных предпочтений граждан МНР путем проведения тайного голосования среди всех избирателей страны.
  2. Голосование проводится по партийному списку в соответствии с законом о выборах депутатов Народного хурала МНР.
  3. Количество мандатов каждой партии распределяется пропорционально проценту набранных голосов по избирательному списку в общем итоге голосов избирателей граждан МНР. После распределения таким образом мандатов Малого государственного хурала каждая партия, участвовавшая в выборах, выдвигает кандидатуры своих членов, которые будут представлять ее блок в Малом государственном хурале. При этом могут выдвигаться кандидатуры из числа депутатов Великого государственного хурала МНР, членов партий и других людей, не являющихся членами партии.
  4. Кандидат, выдвинутый партией в члены Малого государственного хурала МНР, будет считаться избранным, если он наберет простое большинство голосов депутатов Великого государственного хурала МНР по результатам тайного голосования после обсуждения его кандидатуры на заседании ВГХ МНР. Одно дополнительное голосование на предмет целесообразности избрания данного кандидата может состояться в случае, если не будет набрано обычное большинство голосов. При отрицателъном результате данная партия может выдвинутъ другого кандидата, который будет вноситься на голосование депутатов, проводимого в вышеуказанном порядке.
  5. Член Малого государственного хурала не может совмещать должности, которые входят в состав Совета министров и Верховного суда МНР. В случае избрания человека, работавшего на этих должностях, членом Малого государственного хурала, он освобождается от этой должности.
  6. Малый государственный хурал имеет право отправить в отставку депутата, совершившего поступок, порочащий авторитет члена Малого государственного хурала.
  7. В случае непризнания полномочия члена Малого государственного хурала МНР или отправки в отставку члена Малого государственного хурала или досрочного прекращения его полномочий по его собственной просьбе, выдвигается новая кандидатура на освободившееся место, которая будет избираться по вышеуказанным принципам и порядкам.

III

Делегаты партий, на законном основании зарегистрированные Избирательной комиссией, будут допускатъся к участию согласно Закону о выборах депутатов Великого государственного хурала МНР.

IV

Сочтено целесообразным продолжить в дальнейшем переговоры по вопросу о создании Чрезвычайного народного совета при равноправном участии всех политических сил, для чего необходимо обсудить и разработать в Консультативном совете правовые вопросы о необходимости и возможностях создания такого совета.

V

Партии, блоки и союзы, участвовавшие в переговорах, будут стремиться не создавать политическую напряженность в ходе подготовки и проведения выборов депутатов Великого государственного хурала МНР и формирования новой системы высшего государственного органа после выборов.

VI

Участники переговоров надеются на то, что депутаты Великого государственного хурала поддержат предложения об избрании Малого государственного хурала, оговоренные в настоящем протоколе, и примут решение в сессии Великого государственного хурала. Участники переговоров:

Уполномоченный Президиума ЦК МНРП — Н. Жанцан От имени Политического совещательного центра МДП — Э. Бат-Уул От имени Политического совета МСДП — Б. Энэбиш От имени Политического совета ПНПМ — Д. Ганболд

Участники — координаторы:

Член Президиума Великого народного хурала, началъник отдела Президиума Великого народного хурала — Б. Чимид

Заместитель началъника Управления делами Совета министров МНР — Б. Цэрэндорж

В переговорах участвовали в качестве наблюдателей представители Партии свободного труда, МРСМ и Союза студентов Монголии, выразившие поддержку положений данного документа.

5 мая 1990 года

Принятие Закона о внесении дополнений
в Конституцию 1960 года

Принцип государственной системы, оговоренный и подписанный политическими силами, создал возможность для вынесения на обсуждение на сессию Великого народного хурала (ВНХ) Закона о внесении дополнений в Конституцию. Спустя 5 дней после этого, или, точнее, 10 мая, была проведена IX сессия ВНХ 11-го созыва, на которой я выступил с речью о «Законе о дополнениях в Конституцию». Было разграничено прежнее слияние управления государством и партией и установлено, что Народное государство является ядром политической системы, что серьёзно повысило роль высшего органа государственной власти. В условиях многопартийной системы высший государственный орган не только занимался законотворческой деятельностью, но и определял социальную, экономическую, внутреннюю и внешнюю политику страны, одним словом, выполнял особо ответственную обязанность по осуществлению высшего политического руководства страной.

При формировании новой государственной системы было задумано: ВЫСШИМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫМ ОРГАНОМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ ДОЛЖЕН БЫЛ СТАТЬ ВЕЛИКИЙ НАРОДНЫЙ ХУРАЛ; ПОСТОЯННО ДЕЙСТВУЮЩИМ ВЫСШИМ ОРГАНОМ, ЗАНИМАЮЩИМСЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ, КОНТРОЛИРУЮЩЕЙ И ОРГАНИЗАТОРСКОЙ ФУНКЦИЯМИ, МАЛЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ХУРАЛ; ГЛАВОЙ ГОСУДАРСТВА, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИМ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО, ПРЕЗИДЕНТ; ВЫСШИМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМ ОРГАНОМ – ПРАВИТЕЛЬСТВО.

Мы исходили из того, что роль Президента страны будет важной в выражении и обеспечении национального единства в условиях формирования многопартийной системы и в обеспечении взаимосвязи и координирования законотворческой и исполнительной деятельностями. Вопрос о главе государства ранее не был детально отражен в законах Монголии. Было время, когда глава партии считался главой государства, когда действовал неписаный закон о возведении в ранг главы государства премьер- министра. В последнее время роль главы государства в реальности осуществлял коллективный орган управления в лице Президиума Великого народного хурала. Председатель Президиума ВНХ был руководителем этого коллективного органа, осуществляющим управление страной, но в законе не было отражено, что он является главой государства. В то время эта функция возлагалась на Генерального секретаря правящей партии, подразумевалось, что этот человек является главой государства. В условиях, когда исчезло понятие статуса правящей партии, узаконенное Конституцией, вопрос о главе государства неизбежно приобретал совершенно иной смысл. Согласно мировой практике, любая независимая страна имеет законное государство и законного главу государства. В зависимости от формы правления, главой государства может быть монарх, президент или председатель страны. Так как Монголия избрала парламентскую форму правления, главой государства должен был стать Президент.

В 1990 году состоялись первые демократические выборы, по результатам которых был сформирован Великий народный хурал с многопартийной системой, была принята Конституция, что стало большой победой монтольской демократии.

Таким образом, в Монголии было установлено государство с ПАРЛАМЕНТСКОЙ ФОРМОЙ ПРАВЛЕНИЯ.

При выборе этой формы государственной системы для Монголии руководствовались следующими принципами. Во-первых, учитывались следующие важные внутренние факторы, например, особое состояние общественных и политических отношений, сформировавшееся у нас в стране к этому моменту, текущая ситуация, тенденция развития страны в будущем, настроение населения, взгляды и концепции политических сил и т.д. Помимо этого, учитывался внешний фактор, историческая практика демократических стран с рыночной экономикой. Во-вторых, учитывалась наша традиция: из древних и средневековых традиций монгольской государственности было сохранено содержание, при котором ядром политической системы было государство. В-третьих, последние 60 лет, особенно в конце 1930-х годов, в нашей стране господствовал авторитарный режим, основанный на безграничной власти одной партии. Решения высшего партийного руководства и поручения ее вождя в реальности были более важными, чем государственные законы. Было понятно, что общественное мышление не примет «единоличную власть одного человека». Очевидно, подавляющая часть населения и представители новых политических сил не примут президентскую форму государственного правления, так как тоталитарная система стала им чуждой, хотя президентская власть и тоталитаризм отличались по содержанию, но были схожими внешне.

В-четвертых, исходя из необходимости формирования демократического гражданского общества и учитывая опыт правления в разных странах мира, форма парламентской республики является самой подходяшей для Монголии в нынешних условиях и останется таковой в будущем. Помимо этого, учитывался и исторический отрезок времени в начале XX века, когда наша страна развивала парламентаризм. Согласно конституции, утвержденной в 1924 году, в промежутках между деятельностями Великого хурала — высшего органа государственной власти, практически на постоянной основе работал Малый хурал, состоящий из 30 членов. Он принимал окончательные решения по важным государственным, экономическим, бюджетным, финансовым и социальным вопросам. Этот «росток» парламентаризма ослабевал по мере усиления единоличного правления одной партии и к концу 1940-х годов был полностью упразднен. После этого Великий народный хурал превратился в примитивную организацию, которая автоматически одобряла проекты, подготовленные ЦК партии и его аппаратом, проводя сессии 1—2 раза в год.

Исходя из всего этого, можно сделать следующий вывод. Основным искажением, сформировавшимся в политических отношениях монгольского общества в во времена социализма, являлось установление единоличной власти одной партии, расшатывающее авторитет и устои государства, а в отношении системы государственных организаций — чрезмерное господство исполнительной власти. Другими словами, исполнительная власть отнимала полномочия у организации, представляющей граждан.

Учитывая все эти обстоятельства, было принято решение об учреждении самостоятельной должности Президента страны вместо коллективного органа управления, исполнявщего роль главы государства, руководимого председателем партии. Помимо этого, был создан парламент переходного характера в лице Малого хурала. Все это стало предварительными условиями для возрождения и формирования в нашей стране парламентаризма в дальнейшем. С другой стороны, необходимо было углублять революционные преобразования мирным путем, правильно координируя деятельность противоборствующих политических сил в ходе демократических перемен 1990-х годов, что отвечало интересам народа.

Поэтому помимо правительства, в котором главенствующую роль играла одна партия, хотя действовала многопартийная система, необходим был президент, независимый от какой-либо партии. Существует веская причина того, почему не была выбрана форма президентской республики. Вводя должность президента страны, который избирался народом и признавался парламентом, мы сделали так, чтобы его полномочия были чуть более «скромными» по сравнению с другими странами, президенты которых более «сильны». Согласно Конституции наш президент имел полномочия влиять с одной стороны на парламент путем инициирования законов, накладывания вето на законы и решения Парламента, внесения предложений о роспуске Великого хурала, выдвижения кандидатуры на пост премьер- министра. С другой стороны президент должен был иметь право воздйствовать и на исполнительную власть, выдавая рекомендации правительству по вопросам, которые входят в его полномочия, возглавляя Совет национальной безопасности страны и выполняя роль главнокомандующего Вооруженных сил. Другими словами, наш президент, как определено в Конституции, является главой государства, выражающим национальные интересы и единство с помощью вышеуказанных механизмов.

В Законе о Президенте Монголии говорится: «С целью обеспечения независимости и суверенитета Монголии, Президент страны, как глава государства, может влиять и оказывать поддержку деятельности законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти для обес- печения их оптимального взаимодействия в рамках полномочий, предоставленных ему согласно Конституции и другими законами».

Вся полнота власти в Монголии находится в руках народа. Это право узаконено следующим образом: «Монгольский народ осуществляет это свое право путем прямого участия в деятельности государства и через организацию государственной власти, которая избрана народом и представляет его». Особенность нынешнего государства заключается в том, что оно приобрело форму демократического государства всего народа, перестав быть организацией, представляющей интересы определенного класса и отменив диктатуру.

Гарантией, подтверждающей гражданский и демократический характер государства, является то, что народ участвует прямым и косвенным образом в управлении государством, в том числе, в деятельности законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Каждый гражданин начал требовать от себя то, что он требует от государства, осмыслив свои права, обязанности и ответственность, а государство с почтением относится к гражданам. Следовательно, государство является гражданским.

Почему это общество названо гражданским и демократическим? Во-первых, потому что оно является гуманным и человечным. Во- вторых, потому что граждане участвуют прямым и косвенным путем в осуществлении государственных дел, в том числе, в решении любых социальных вопросов. Под понятием «участие в решении государственных дел» косвенным путем подразумевается участие через организацию, избранную народом. Помимо государственных органов, члены которого избираются народом на добровольной основе, существуют негосударственные организации, основанные на принципе самоуправления, которые независимы от государства и не стремятся получить прибыль, и хозяйственные единицы, действующие во имя прибыли. Общество тогда может быть названо гражданским и демократическим, когда оно устанавливает уравновешенные отношения между тремя вышеупомянутыми организациями.

В Конституции Монголии говорится о создании гуманного, гражданското и демократического общества. Что подразумевается под понятием «гуманный»?

  • Все граждане Монголии обладают равными правами, авторитетом, свободой и правом жить без какой-либо дискриминации;
  • каждый гражданин должен уважать национальные обычаи, традиции, а также превыше всего ставитъ справедливость, человечность и законы;
  • государство должно обеспечитъ безопасность воспроизводства населения и генофонда, создать систему по защите прав и свобод человека от любого насилия и обеспечению экономических, социальных и правовых гарантий;
  • создание социально ориентированных рыночных условий, при которых высшей целъю жизни каждого гражданина и каждой нации будет мобилизация всех сил и знаний для повышения качества своей жизни;
  • основной принцип демократии является нормой общественной жизни;
  • признание того, что гражданин является первичным субъектом общественной жизни, все права законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти сконцентрированы в руках народа, гражданское общество обладает национальной способностью самореабилитации и самостоятельностью.

В число избранных государственных организаций, представляющих граждан, относятся: Великий государственный хурал, Президент, Правительство, суд и Конституционный суд. Вряд ли есть необходимость подробно описывать их права, так как они указаны в законе. Расскажу только об организации местного самоуправления.

Новая система установилась согласно следующему положению Конституции: «Управление административными и территориальными единицами в Монголии осуществляется на основании совмещения местного самоуправления с государственными организациями».

Деятельность местных государственных органов устоялась за прошедшие годы. Но влияние и позиции хуралов представителей граждан аймаков, столицы, сомонов, районов, их президиумов, и общих собраний багов и хоронов не достигли соответствующего уровня, их деятельность пока не смогла продвинуться дальше утверждения решений и предложений государственной администрации.

Необходимо конкретизировать границы деятельности двух таких субъектов местного самоуправления, как Хурал представителей граждан и префекгур, обеспечить баланс их прав и обязанностей. В местных органах самоуправления в масштабах страны работают более 14 тысяч выборных должностных лиц, но из них только 368 являются штатными профессиональными сотрудниками, что, конечно же, весьма неудовлетворительно. В дальнейшем необходимо сделать штатными аппараты собраний представителей граждан путем уменьшения числа административно- территориальных единиц. Хуралы представителей граждан также должны изучать вопросы социально- экономической жизни своих регионов, исходя из коренных интересов населения, принимать сушественные решения по ним и осуществлять их, привлекая для этого граждан, представителей партий.

Необходимо расширять права органов самоуправления путем устранения в основном их зависимости от центра и обеспечения условий для их самостоятельной работы в экономическом и социальном плане. Местные органы самоуправления являются формой, при которой наши граждане могут принимать прямое участие в государственных делах.

Правильное определение административно- территориального деления страны, их единиц и системы местного самоуправления является основным вопросом Конституции и государственного устройства.

Малый государственный хурал и Комиссия по разработке проекта Конституции отразили в проекте этого документа принципиальные изменения в системе местного самоуправления и основные направления их деятельности, учитывая историю и традиции государственности Монголии, экономику, географию, расположение населения и наций, экологию и другие особенности, а также основываясь на предложениях и выводах соответствующих организаций, сделанных на основании проведения определенных исследований. Но Малый хурал и ВНХ не приняли его.

Устоявшееся в нашей стране на протяжении многих лет и постоянно совершенствовавшееся административно- территориальное деление было изменено в 1930-е годы. Сформировавшееся в 1940-х годах и действующее поныне административно- территориальное деление образовало множество мелких административных единиц, которые яатяются ограниченными в отношении внутренних природных и экономических ресурсов и слабыми в отношении хозяйственной взаимосвязи. Решения по всем вопросам принимались в «центре». При таком административно-территориальном делении невозможно было обеспечить самостоятельность регионов, формировать и развивать взаимосвязанные комплексы, являющиеся оптимальными в экономическом и территориальном отношениях. Это оказывало отрицательное влияние и на демографическую политику.

Поэтому закономерно возникает необходимость в обновлении и совершенствовании административно- территориального устройства и управления административными единицами Монголии. Для этого необходимо в соответствии с особенностями нашей страны решить следующие вопросы: повышение уровня социально- экономического развития административно-территориальных единиц и их возможностей, сделав так, чтобы каждая из них была эффективным комплексом; формирование местных ортанов самоуправления; расширение многосторонних связей, соответствующих новой тенденции социально- экономического развития и т.д.

За последние 30 лет произошли крупные изменения в расположении производственных сил, вызванные созданием множества новых промышленных центров. В связи с этим немало аймачных центров развивается сравнительно быстрыми темпами. В будушем будут расширяться рамки регионов, которые притягиваются к этим центрам, играющим более значительную роль в производственном. экономическом, социальном и культурном плане. В связи с этим набирает силу тенденция к развитию крупных производственньтх комплексов, которые охватывают территории нескольких аймаков и сомонов. Но этот процесс должен протекать в определенных оптимальных рамках в прямой зависимости от состояния данного региона и его населения, экономических ресурсов и сил. Если мы сможем правильно регулировать этот процесс, то не только увеличится его экономическая и общественная эффективность, но и можно будет избежать чрезмерной централизации производственных сил и нарушения экологического равновесия. В связи с невыполнением этих требований в настояшее время 34 % населения страны и 75 % производства промышленной продукции сосредоточены в трех городах — Улан-Баторе, Дархане и Эрдэнэте. Это вызывает сложности в обеспечении жилищных, продовольственных, социальных и бытовых потребностей граждан, проживающих в этих городах, и искусственно повышает стоимость жизни.

В связи с усилением тенденции к созданию административных единиц на базе централизованных населенных пунктов и крупных хозяйственных единиц, нынешнее административно- территориальное деление создало множество мелких территориальных единиц, которые не обладают существенными природными и финансовыми ресурсами и являются в общем однотипными по хозяйственной структуре и направлению, а также не имеют между собой детализированной производственно- экономической связи, что создаёт такие искажения, как неэффективное распределение средств, дублирование управляющих функций. В связи с этим нынешнее административно- территориальное деление является фактором, тормозяшим процесс формирования и развития в нашей стране оптимальных и самостоятельных региональных комплексов. Помимо этого, в связи с ограничением свободного переселения населения из одного региона страны в другой во времена тоталитарного режима, в некоторых из них был нарушен традиционный уклад жизни, возросла нагрузка на пастбища, нарушилась связь между человеком и природой.

Во многих мелких административно-территориальных единицах работают управленческие организации, которые требуют примерно одинаковых затрат, несмотря на то, что они имеют плохую взаимосвязь с определенными условиями данного региона и задачами развития конкретных видов хозяйств, подходящих данному региону. На эти органы приходится 65 % от всех управленческих затрат страны, и в них работают 60 % от общего числа работающих в этой сфере в масштабах страны. Несмотря на это они играют весьма посредственную роль в осуществлении задачи по обеспечению развития самостоятельного хозяйственного комплекса в регионе.

В связи с вышеупомянутыми сбоями, наблюдающимися в ныне действуюшей административно- территориальной системе, можно сделать следующие выводы. Во-первых, государство чрезмерно вмешивается в административно- хозяйственные работы, не осуществляется ни одно обязательство государства в отношении развития регионов в виде самостоятельных комплексов в социальном, экономическом и экологическом плане. Это происходит из-за государственного управления и преобладания методов управления сверху, создания аппаратов со слабой материально- финансовой базой, в которых работают кадры с ограниченными способностями. Во-вторых, множество хозяйственных вопросов каждого аймака, особенно сомонов, решаются в столице, что значительно повышает затраты на доведение до сомонов различных решений вышестоящей инстанции. В третьих, при создании новых хозяйственных единиц вносились изменения в административно- территориальные деления.

Переход страны на рыночные отношення, начало процесса возникновения различных форм собственности, возрождение традиционных форм частного хозяйства и широкое распространение хозяйств требуют восстановления прежней формы административной единицы в виде багов. Как отражено в проекте Конституции, нынешние баги отличаются от багов (уездов) 1950-х годов. Это станет мероприятием, связанным с тенденцией к приближению основной административной единицы к населению, а также к укреплению и повышению способности промежуточных единиц.

С целью осуществления в масштабах страны и в рамках административной единицы основного вопроса общественного обновления, оптимизации государственного регулирования в направлении усиления общественной направленности развития, неуклонного перевода экономики на рыночные отношения, сохранения экологического равновесия, было предложено обновить и развить административно- территориальную структуру страны по двум основным тенденциям.

На этом основании создается возможность для перехода в ближайшем будущем на новое административно- территориальное деление путем создания хошунов на базе некоторых крупных сомонов или путем объединения нескольких сомонов, а также путем укрупнения аймаков. Мы должны узаконить это направление. Для этого в проекте Их Цааз-а («Великое уложение» — Конституция) отражено следующее: «Управление административно-территориальной единицы Монголии осуществляется на основании совмещения самоуправления с государственным управлением». Это не только является принципиальным нововведением в этом отношении, но и доказывает, что мы неуклонно отказываемся от методов тоталитарной системы с централизованной плановой экономикой.

Под понятием «местное самоуправление» подразумевается демократический порядок, при котором регионы самостоятельно или через организации, представляющие их, решают вопросы развития населения и территории своего региона, в том числе, вопросы своей внутренней жизни. Помимо этого, местное самоуправление — это деятельность по совмещению государственного и общественного управления.

В условиях, когда сохраняется низкий уровень развития производственных сил регионов и повышается необходимость в оптимизации и сближении государственного управления к населению и про- изводству, было решено не ставить данный вопрос в срочном порядке. Обновление административно- территориального деления планируется провести примерно после 1995 года.

В проекте отражено, что органами самоуправления аймаков, столицы, хошунов и хоронов являются собрания представителей граждан данных территорий и их президиумы. Эти собрания или органы местного самоуправления имеют основное принципиальное различие от нынешней системы собраний «народных депутатов», состоящих только из государственных представителей. Другими словами, местные органы самоуправления станут организацией самих граждан, проживающих в данном регионе, путем изменения содержания и принципа нынешних «собраний депутатов». Собрания представителей граждан будут самостоятельно решать вопросы своего региона, а также участвовать в решении вопросов государственного значения.

Формой органов самоуправления багов и хоринов будут общие собрания граждан, проживающих в них. Другими словами, граждане получат возможность для самостоятельного решения вопросов жизнедеятельности своего бага или хорина.

Собрание представителей граждан сомонов, хоронов, аймаков и столицы состоит из представителей, избранных на определенный срок, указанный в законе. При этом необходимо учитывать, что было принято следующее решение: вопрос о сравнительной стабильности такого состава собраний представителей граждан будет определяться Законом о местном самоуправлении.

Как указано в проекте Их Цааз-а, государственное управление в каждой единице данной ступени будет осуществлять префект, кандидатура которого выдвигается снизу, и утверждается наверху сроком на 3 года. Другими словами, кандидатура на этот пост выдвигается собранием представителей граждан соответствуюшей ступени, а назначает префекта правомочное лицо вышестоящей ортанизации исполнительной власти.

Как отражено в проекте, префект будет самостоятельно осуществлять исполнительную государственную власть, в том числе, исполнять законы, постановления Правительства и другие государственные решения на территории данной административной единицы, представляя государство. Мы внесли в Великий хурал проект, в котором все эти моменты связаны в одно единое целое, названное совмещением местного самоуправления с государственным управлением.

Наверное, нельзя не упомянуть то, как разрабатывалась и утверждалась Конституция, которая заложила правовую основу для создания правового и демократического общества.

О работе комисии по разработке проекта
Конституции Монголии

Комиссия, призванная организовать работы по разработке проекта Конституции Монголии, была создана постановлением Малого государственного хурала от 4 октября 1990 года. Согласно этому постановлению председателем комиссии был назначен я, как Президент страны, заместителем председателя — заместитель председателя Малого государственного хурала К. Зардыхан, секретарем — член МГХ Б. Чимид. Членами комиссии были назначены 16 человек, в том числе, премьер-министр МНР Д. Бямбасурэн, министр юстиции Ш. Амарсанаа, председатель постоянного комитета МГХ по государственному устройству С. Баяр, председатель постоянного комитета МГХ по социальной политике Т. Очирхуу, председатель постоянного комитета

МГХ по вопросам женщин, детей и молодежи Р. Хатанбаатар, председатель постоянного комитета МГХ по юстиции Л. Цог, председатель постоянного комитета МГХ по экономике М. Энхсайхан, председатель МСДП Б. Батбаяр, генеральный координатор Политическото совещательного центра МДП Э. Бат-Уул, председатель Партии зеленых Монголии 3. Баасандорж, председатель совета ПНПМ Д. Ганболд, председатель Центрального комитета и глава Главного политического совета Партии свободного труда Ч. Дол, председатель ЦК МНРП Г. Очирбат и др. На нас была возложена обязанность разработать и внести в МГХ проект Конституции до 1 марта 1991 года.

Комиссия, созданная МГХ, должна была разработать Конституцию с совершенно новой концепцией, а не обновить редакцию старой Конституции. В начале работы были рассмотрены идеи «Закона о внесении дополнений в Конституцию» от 1990 тода, проект обновленной редакции Конституции МНР, разработанный Комиссией, созданной для этого, и проект, разработанный 9 юристами, в том числе, Д. Лундээжанцаном, Ч. Энхбаатаром, Б. Мандахбилэг, Ж. Энхсайханом и др. При разработке проекта новой Конституции были учтены те части вышеуказанных проектов, которые соответствовали концепции новой Конституции.

Были организованы беседы и обсуждения по вопросам основных положений проекта Конституции в Верховном суде, Генеральной прокуратуре, Министерстве юстиции, Академии наук и на некоторых профессиональных факультетах Монгольского государственного университета, изучены предложения и заключения, разработанные ими.

Были учтены результаты социологического опроса, проведенного среди граждан по вопросу о принципе «Распределения государственных полномочий» Конституции. Изучены Конституции некоторых стран по следующим проблемам: форма государства этих стран, государственное устройство, форма управления, политическая и экономическая система, основные направления концепции Конституции этих стран. При этом мы старались разработать Конституцию, гарантирующую реальное демократическое общество, руководствуясь достижениями наук по изучению государства, особенностями экономического, общественного и политического устройств своей страны, историческими традициями, нынешним уровнем и перспективой на будущее, не стремясь слепо копировать других.

Проект Конституции был внесен в МГХ 19 апреля 1991 года. После отклонения некоторых предложений и мнений, высказанных во время обсуждения в МГХ, проект Конституции был внесен на всенародное обсуждение, которое длилось с 10 июня до 1 сентября 1991 года.

В этот период Комиссия по разработке проекта Конституции провела различные виды работ, в том числе, организовала теоретическую конференцию на тему: «Проект Их Цааз-а — тенденция развития Монголии» и международную научно-исследовательскую конференцию на тему: «Роль и место новой Конституции в процессе перехода Монголии к демократии». В этой международной конференции приняли участие около 30 представителей из более чем 10-ти стран и международных организаций. В масштабах страны были проведены зональные совещания. Предложения и критика, высказанные в ходе обсуждения проекта Конституции, были приняты во внимание. Помимо этого, состав Комиссии был расширен юристами, экономистами, политологами и учеными различных профилей.

Обсуждения проекта Конституции были проведены в более чем 7000 организаций, участвовали более 900 000 человек, было получено около 220 тысяч предложений. Наша общественность уделяла много внимания вопросу о формировании нового государства. 44,3 % предложений были отражены в проекте Конституции. Множество международных организаций и зарубежных ученых, в том числе, Международный комитет по правам человека ООН, Международный парламентский союз, Фонд азиатского развития, уделяли немалое внимание вопросу приведения проекта Конституции Монголии в соответствие с международными правовыми нормами и присылали свои рекомендации по этому проекту.

Были отредактированы и поправлены положения вводной части, 5 глав, 81 статей и более 90 пунктов проекта Конституции. Согласно результатам всенародного обсуждения, помимо этого, были внесены принципиально новые изменения и дополнения в более 70 пунктах. 7 октября 1991 года Комиссия доложила об этом МГХ и попросила внести проект Конституции в ВНХ.

Была проделана масштабная и кропотливая работа, особенно если учесть, что каждая глава и каждая статья новой Конституции обсуждалась неоднократно, и значения некоторых слов детально уточнялись.

Рабочие материалы, связанные с разработкой проекта Конституции, составили 7 томов. Впоследствии эти материалы были сданы в архив Президента страны. За это время я прочитал Конституции Франции, Великобритании, Японии, Италии, Греции, Испании и некоторых других стран. Встречался с ведущими учеными Монголии — академиками Н. Ишжамцом и Ч. Далай, доктором- юристом Г. Совдом, доктором X. Нямбуу, астрологом Л. Тэрбишем, преподавателем МонГУ Ш. Чоймаа, гражданином Батсухом, а также с зарубежными учеными и специалистами, представлявшими международные организации: профессором США Луисом Фильером, пакистанским сенатором Асофом Вардабином, директором Программы азиатского фонда США Шельдоном Р. Северинзаусом, профессором Калифорнийского университета Джозефом Р. Гродином, а также с Чафльзом Фридом, Мартином Шапиро и др. Я выслушал мнения всех этих людей.

Изучены предложения Центра по правам человека ООН, международной организации в Женеве, а также генеральной прокуратуры Монголии, Гильдии адвокатов Монголии, Верховного суда Монголии. Также детально изучены результаты всенародного обсуждения проекта Конституции и многократных социологических опросов по различным темам. Это было нелегко для меня, так как я не имею юридического образования.

Помимо этого, я беседовал с такими нашими именитыми учеными, как Ш. Нацагдорж, Н. Ишжамц, Ш. Биар, Ч. Далай, Г. Сухбаатар, Бадамхатан, Дамдинжав, по поводу корректного употребления некоторых слов и выражений, примененных в Конституции, с точки зрения истории, этнографии и лингвистики. Например, я задавал вопрос о точном значении понятия «коренной гражданин», примененного в выражении: «Избирается коренной гражданин Монголии сроком на 4 года», указанного в статье 30 Конституции; чем отличается словосочетание «Национальное меньшинство», указанное в статье 8; и насколько оптимально словосочетание: «национальное происхождение», примененное в выражении: «нельзя дискриминировать человека по его национальному происхождению, образованию…» в статье 14 и т.д. Каждый ученый давал свои разъяснения, и высказывал свои взгляды.

На меня была возложена почетная обязанность выступить с докладом о проекте Конституции Монголии на втором заседании Великого народного хурала МНР, которое состоялось 12 ноября 1991 года. Представление 14-месячного труда всей Комиссии по разработке проекта Конституции Великому народному хуралу — высшему органу государственной власти страны, — являлось важным событием не только для членов Комиссии, но и для всех людей, которые принимали участие в деятельности рабочей группы.

Мой доклад, представленный ВНХ, назывался: «Об итогах всенародного обсуждения проекта Их Цааз-а Монголии и о новом проекте». Судьба перестройки и обновления целиком зависела от того, насколько демократичным и справедливым является принимаемый основной закон, и сможет ли он пережить переходный период. За этим историческим событием внимательно следил весь мир.

Все члены Комиссии и рабочей группы понимали, что утверждаемая Конституция должна стать исторической оценкой конкретного периода развития общественного мышления монгольского народа, вкладом, вносимым нашей страной в фонд всей мировой цивилизации, делом чести Монголии перед мировым сообществом и кратким наивысшим выражением национальных интересов Монголии. Перестройка и обновление, развернувшиеся в бывших социалистических странах, внесли глубокие изменения в облик и тенденцию развития не только этих стран, но и всего мира.

После распада социалистической системы немало стран, входящих в нее, перешли от бюрократической системы к гражданской демократии и рыночным экономическим отношениям. Монгольский народ, как и народы других стран, выбрал путь демократии и обновления.

Необходимо было подтвердить Конституцией перестройку и обновление, которые имели свои особенности, в том числе, одновременное проведение политических и экономических реформ, возрождение национальной истории, культуры, сознания, мышления и переход на отношения рыночной экономики. Заложение начала будущего процветания Монголии, подтвердив это государственным законом, является священным долгом для всех нас, живущих в нынешнее время, перед будущими поколениями. Хотя создавать новое всегда было труднее, чем ломать старое. Этот долг сознавали не только члены Комиссии, но и весь монгольский народ и 430 депутатов ВНХ, которые принимали активное участие в разработке проекта Конституции.

Конституция Монголии является вершиной всех работ, организованных мной после того, как я стал главой государства.

Одним из особых форм управления демократическим обществом является государство, которое создается на добровольной основе самими гражданами, объединившимися между собой; и негосударственными организациями, являющимися некоммерческими, независимыми от государства. В Конституции говорится, что граждане имеют право на создание партий и других общественных организаций, а также на объединения на добровольной основе. Если судить по форме, то может показаться, что эта организация защищает личные интересы, но если судить по сущности, то она служит во имя всеобщего дела.

Негосударственные организации в Великобритании замещают государство в отрасли социального обеспечения, во Франции — борятся с бедностью, в России, Монголии и европейских странах — принимают активное участие в создании гражданского демократического общества. Позиция и значение некоммерческой сферы ежегодно растет внутри негосударственных организаций. По некоторым данным, всех средств, тратящихся негосударственными организациями для проведения своей деятельности, направляются в отрасли образования, науки, здравоохранения, социальных услуг, культуры и увеселения. В некоторых странах 4 % доходов некоммерческих организаций приходятся на платные услуги и реализацию продукции, 43 % — на средства, предоставляемые правительствами этих стран, и только 10 % — на пожертвования от частных лиц и компаний. Это связано с общей тенденцией, при которой негосударственные организации привлекаются для осуществления некоторых обязанностей государства.

Из задач по развитию рыночной экономики с социальной ориентацией, возложенных на государство, негосударственные организации берут на себя следуюшие функции государства: предоставление населению достойного образования, достойных медицинских и культурных услуг, а также оказание помощи и попечительских услуг наиболее уязвимым слоям общества (детям, старикам и т.д.). Следовательно, государство должно оказывать им соответствующую поддержку и создавать условия для того, чтобы они проводили эффективную деятельность.

Негосударственные организации формируют личность граждан путем вовлечения граждан во все общественные дела, помогают пользоваться своими правами, выполнять свои обязанности и осмыслить ответственность. Одним словом, негосударственные организации играют важную роль в создании демократического общества. Государство не в состоянии «доходить» до каждого гражданина, как бы оно ни старалось. С другой стороны, рынок служит преимущественно людям, которые имеют платежеспособность. Учитывая это, сострадательные граждане должны помогать людям, нуждающимся в попечении, с помощью своих добровольных организаций, что является более результативным и оптимальным методом. Поэтому негосударственным организациям необходимо предоставить статус юридического лица, дать разрешение на то, чтобы они заниматись хозяйственной деятельностью и были способны оказывать влияние на законотворчество, а также на разработку и осуществление государственной политики, обеспечить их информацией и создать центр, который был бы призван обеспечить их взаимосвязь.

Помимо контроля правомочной государственной организации необходимо ввести механизмы контроля внутренней демократии и независимого контроля граждан. В Законе Монголии о правительстве есть конкретные положения о привлечении негосударственных организаций для осуществления некоторых функции исполнительной государственной власти и об отношениях правительства с негосударственными организациями. Но учитывая необходимость резкого повышения роли и значения негосударственных организаций в гражданском демократическом обществе необходимо было принять отдельный закон, в котором были бы установлены порядки и условия создания негосударственных организаций и их деятельности, и который регулировал бы отношения между государством и негосударственными организациями.

Порядок, установленный Хубилай ханом

Социальные отношения монголов сводятся к почитанию детьми родителей, молодёжью — учителей, народом — главы государства. В условиях демократии и обновления нельзя развивать демократию в Монголии без учёта прав человека и идей равноправия в социальных отношениях. Возникает вопрос, насколько содержание понятий равноправия и прав человека связаны с традициями монголов, есть ли в этом диалектическое единство.

В каждой стране люди всех возрастов, полов, социальных ниш имеют свои исторические обязанности перед обшеством. Эти обязанности являются как источником развития, так и противоречий. Поэтому граждане Монголии и их глава государства, молодёжь и старшее поколение, жены и их мужья, дети и родители, ученики и учителя должны иметь равные права и выполнять таким образом добровольно и инициативно своё предназначение. Все люди так или иначе зависят от общества и от природы, и эта логическая закономерность ведёт их в процессе познания к осознанной свободе и правам человека. Поэтому в Конституции Монголии специально отмечено, что человек для осуществления своих прав и свобод не может попирать права и свободы других людей, нарушать общественный порядок. Гегель учил, что свобода есть осознанная необходимость познания. Эти простые истины дают возможность сохранения равновесия в обществе и избежания беспорядков в обществе.

В идейном плане взгляды на монгольскую государственность являются взглядами единства и солидарности. Монголы с древних времён искали объяснения сути вещей во взаимодействии ханов и богов. Об этом говорится в «Белой истории». При отсутствии добродетельного правления всё живое низвергается в ад, при отсутствии ханской власти всю страну и все роды ожидает падение. Доктор наук Ч. Жугдэр дал разъяснение науке правления государством, опираясь на эту «Белую историю десяти благодетелей».

Хан Хубилай в годы своего правления установил порядок всей власти и дисциплину, определив их в понятиях «Три великих деяния хана», «Четыре государства», «Шестъ великих легенд», «Семь великих наставлений», «Девять великих символов». Всё это он назвал принципами своего правления.

ТРИ ВЕЛИКИХ ДЕЯНИЯ. 1. Праведно управляя государством, добиться спокойствия и процветания. 2. Приводя всё в порядок в соответствии с государственными нормами, сделать подданных счастливыми. 3. Упражняясъ в военном искусстве, твёрдо стоять на защите государства. Эти три деяния можно рассматривать, как государственную программу ханской власти, дающей благодаря государственной мудрости сочетания великого порядка, спокойствия и счастья. В период династии Юань три высокопоставленных сановника отвечали каждый за одно из направлений ханской власти.

ЧЕТЫРЕ ГОСУДАРСТВА. Первые два выполняли роль спасения всего живого от различных бед и болезней, достопочтенные лекари указывали дорогу заблудшим в кромешной тьме, давали бедным лампаду света и, как Бодисатва, спасали всё живое. Следующие государства — это властъ хана ради благополучия, а последнее — это основные принципы направления к наилучшему виду правления через сановников и министров.

ШЕСТЬ ВЕЛИКИХ ЛЕГЕНД. 1. Историческое сравнение с государством монгольских ханов. 2. Сравнение и подражание учениям Будды о порядке управления государством. 3. Подражание уставу и порядку осуществления государственной власти. 4. Указание на то, что нельзя самовольно вести свою деятельность. 5. Пример создания войска, защищающего государство. 6. Пример экономии и увеличения богаства. Эти шесть великих легенд дают нам исторический опыт того, как монгольские ханы управляли государством, и как они высказывали свои поучения.

СЕМЬ ВЕЛИКИХ НАСТАВЛЕНИЙ. 1. Изучение и понимание прошедшего. 2. Умение предсказыватъ будущее. 3. Умение заглядывать в суть вещей. 4. Понимание истины, сущности бытия. 5. Удивительная мудрость предсказаний. 6. Понимание и осознание сути путешествий и охоты. 7. Совершенные знания пяти наук (изучение языков, философия, религиозные поучения, медицина и искусство). Семь великих наставлений выражают уважение монгольских ханов к наукам и знаниям. Ханы считали, что их сановники должны быть мудрыми, образованными и героически мужественными. Таковы были основные принципы отбора министров и сановников.

ДЕВЯТЬ ВЕЛИКИХ СИМВОЛОВ. 1. Чёрный стяг воинских тысяч при совершении походов. 2. Красные трубы для приведения в движение всего живого. 3. Золотой хур (музыкальный инструмент) для сохранения живого. 4. Жёлтый, золотистый зонт, поднимаемый многими руками. 5. Острый меч для осуществления власти. 6. Добротное золотое седло. 7. Тяжёлый пояс для укрепления государства. 8. Высокий павильон с почётным троном. 9. Добродетельные, преданные друзья полководцев.

Эти пять глав и двадцать девять положений об управлении государством хана Хубилая и сегодня должны быть изучены чиновниками всех уровней. Если эти познания будут внесены в программу обучения обществоведения, то дети с малых лет до своего совершеннолетия смогут получить необходимое образование и стать настоящими чиновниками. Если говорить о новом демократическом государстве, то можно предположить, что парламентское государство является средоточением коллективного разума, желаний и стремлений народа, продолжением традиции государственности.

Что такое традиции государственности трёх времён? Это независимость государства, его правовые основы и административная структура. К примеру, в 1206 году монгольские ханы на Великом хурале провозласили Темуджина Великим ханом. Сегодня главу монгольского государства избирает народ, согласно традициям. Чем сильна сегодняшняя демократия? Не войском и армией, а государственной политикой и правом. Суверенитет страны подтверждён многочисленными договорами и соглашениями. Политика нового государства закреплена в Конституции и других законах, что обеспечивает ей полное признание в условиях демократических отношений в мире.

Традиции монгольской государственности стали основой обновлённых взглядов на государство, содержащие идеи взаимоуважения различных политических сил. Иначе говоря, должен преобладать плюрализм мнений. Основные принципы государственности должны приводить к единому знаменателю различные взгляды, обновление и традиционность, технические новинки и кочевую цивилизацию, и приводить их к диалектическому и духовному единству. Строительство гражданского демократического государства, основные принципы обновлённой государственности связаны с некоторыми идеями, которые высказали учёный, правовед Б. Чимид и доктор Н. Хавх.

Хан Угэдэй однажды высказался, что для «…монголов небесным временем является время, когда сотни тумэнов монголов господствуют над тысячами тумэнов китайцев». Конечно, это мысль была высказана в рамках того времени.

В 1911 году при обретении Монголией суверенитета Богд хан заявил о наступлении для монголов небесного времени, ибо при создании монгольского государства ни манчжурский наместник Сандова, ни войска южного соседа не оказали никакого сопротивления и были мирно выдворены с территории Монголии, что свидетельствует о божественной воле совершившегося. Такое сочетание явлений ещё раз пришло мне на ум при определении учёным физиком, академиком Х.Намсраем «отражения интеллекта человека в его восприятии окружаюшего мира».

1990 год стал для монголов небесным временем. Это период выбора пути развития вместе с силами мира, выбор рыночной модели с парламентской формой правления. В этой книге я с гордостью говорю о золотых ласточках демократии — нашей молодёжи, которая перевернула государство и общество. Они стали представителями новых сил, выражавших стремление к переменам, накопивших в себе протестное содержание. Даже если бы на площади Сухэ-Батора не объявили голодовку и не подняли свои флаги, в это время уже сосредоточились душевные порывы демократических сил, требующих перемен. Но без этих молодых людей демократия не победила бы. Эти отважные ребята — посланцы небесного времени. Они провели первый съезд демократического союза, а затем пришли к созданию Монгольской демократической партии и Монгольской социал- демократической партии, своими руками они принесли политическое обновление, как самый главный подвиг этого века.

Председатель демократического союза С. Зориг своими словами оказывал давление на ход переговоров, член политического совета демократического союза Ц. Элбэгдорж острыми и боевыми речами вёл наступление, Бат-Уул от имени объявивших голодовку участвовал в переговорах в здании Правительства и рисковал жизнью, Б. Батбаяр, Р. Гончигдорж своими политически умными речами и публикациями способствовали изменению общественного сознания, доктор П. Нэргуй давал инструкции и советы, слышались своебразные взгляды Бошигта, были опубликованы работы пятнадцати молодых учёных из МНРП, выступивших за обновление, — все эти десятки политиков и их борьба никогда не будут забыты. Все участники демократического движения 1989 года являются созидателями великой истории, и народ воспринимает их как своих заслуженных деятелей.

Поэтому и я, как глава демократического государства, выступающего за демократию и суверенитет Монголии, решил назвать эту книгу «Небесное время».


тэги: , , , , , ,


Оставьте ответ

PHP Code Snippets Powered By : XYZScripts.com
Scroll Up